Вправе ли суд установить адвокату оплату как штатному юристу

Адвокат или юрист: в чем отличия?

Вправе ли суд установить адвокату оплату как штатному юристу

Обновлено 25.10.2016 г.

В настоящее время гражданам предлагаются различные юридические услуги, предоставляемые юристами и адвокатами. Зачастую многие люди путают или не различают этих понятий. Однако разница между ними существенная. Перед тем, как рассмотреть основные отличия юриста от адвоката, разберем, что из себя представляют эти профессии.

Кто такой юрист?
Юрист — понятие широкое. Юристом является и нотариус, и прокурор, и адвокат в том числе. Работать юристом может лицо, получившее средне-специальное или высшее образование в области юриспруденции и правоведения. Оказывать юридические услуги юрист может сразу после окончания образовательного учреждения, не имея при этом никакого опыта работы.

Кто такой адвокат?Юрист может получить статус адвоката, если у него:1) имеется высшее юридическое образование, полученное по имеющей государственную аккредитацию образовательной программе, либо ученая степень по юридической специальности;2) имеется стаж работы по юридической специальности не менее двух лет (для стажера адвоката – не менее одного-двух лет).К тому же не вправе претендовать на приобретение статуса адвоката и осуществление адвокатской деятельности лица, имеющие непогашенную или неснятую судимость за совершение умышленного преступления.

В соответствии со статьей 10 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре РФ» лицо, желающее получить статус адвоката, должно сдать квалификационный экзамен, состоящий из тестирования и устного экзамена. Экзамен принимается специальной комиссией, состоящей их адвокатов, представителей судебной, законодательной и исполнительной власти. После успешной сдачи экзамена юрист приносит присягу адвоката, ему присваивается статус адвоката и выдается удостоверение в установленные Минюстом РФ сроки.

В соответствии с п.2 статьи 1 Федерального закона №63 от 31.05.2002г. «Об адвокатской деятельности и адвокатуре РФ» адвокатская деятельность не является предпринимательской. Основная задача любой коммерческой организации, в том числе юридической фирмы – получение прибыли.

Юрист может работать по специальности как самостоятельно, оказывая разовые услуги по договору, так и в юридической организации по трудовому договору. Адвокат кроме адвокатской деятельности может осуществлять только научную, творческую или преподавательскую деятельность.

Деятельность адвоката регулируется также Кодексом профессиональной этики адвоката от 31.05.2003г. Деятельность юриста подчиняется общим нормам гражданского права, но не лицензируется.

Сведения об адвокатах вносятся в реестр адвокатов адвокатской палаты субъекта РФ и находятся в открытом доступе. Например, реестр адвокатов Республики Башкортостан на сайте Минюста России размещен по адресу: http://to03.minjust.

ru/reestr-advokatov-5
Адвокат состоит в одном из адвокатских образований: адвокатской коллегии, адвокатском бюро, адвокатском кабинете, юридической консультации.

Имеются отличия адвоката от юриста и в обязанностях.

Адвокат обязан соблюдать адвокатскую тайну (согласно статье 8 Федерального закона №63 от 31.05.2002г. адвокатской тайной являются любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю).

Юрист (в соответствии действующим УПК РФ под угрозой привлечения к уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний или за отказ от дачи показаний) может быть допрошен в качестве свидетеля по тем обстоятельствам, которые ему стали известны в связи с работой у клиента.

Юрист, работая в юридической фирме, получает ежемесячную заработную плату в соответствии с условиями трудового договора и положением об оплате труда. Как гражданин, он обязан платить налог с дохода физического лица.

Доход адвоката не гарантирован. К тому же помимо оплаты НДФЛ адвокат обязан оплачивать членские взносы на нужды адвокатской палаты субъекта РФ, а также в адвокатское образование: коллегию или бюро, или адвокатский кабинет.

Полномочия адвоката и юриста также существенно отличаются.

В соответствии с уголовным законодательством только адвокат наделен полномочиями по осуществлению защиты лиц, подозреваемых, обвиняемых в совершении преступлений по уголовным делам на стадиях дознания, предварительного следствия и судебного разбирательства.

Гражданское законодательство не содержит таких требований. Согласно статьи 49 Гражданско-процессуального кодекса «представителями в суде могут быть дееспособные лица, имеющие надлежаще оформленные полномочия на ведение дела…».

То есть для представления интересов клиента по гражданскому делу юристу достаточно иметь только доверенность.

Между доверителем и адвокатом заключается соглашение на оказание юридической помощи, в котором оговариваются условия и размер выплаты доверителем вознаграждения за оказываемую юридическую помощь, порядок и размер компенсации расходов адвоката, связанных с исполнением поручения. Юрист обычно заключает с клиентом договор на оказание услуг.

Статус адвоката предоставляет ему право направлять адвокатский запрос в органы государственной власти, органы местного самоуправления, общественные объединения и иные организации. И в статье 5.39 КоАП установлена административная ответственность для должностных лиц в виде штрафа в размере от 1 тыс. до 3 тыс. руб. за неправомерный отказ в предоставлении ответа на запрос адвоката.

Огромная разница между адвокатом и юристом заключается в персональной ответственности и мерах воздействия.

Адвоката контролирует адвокатская палата субъекта РФ, в которой он состоит. Если доверителя не устраивают действия (бездействие) адвоката, он всегда может подать соответствующую жалобу, и в отношении адвоката будет возбуждено дисциплинарное производство.

По результатам рассмотрения жалобы квалификационной комиссией адвокату может быть вынесено замечание, предупреждение, в особых случаях — лишение адвокатского статуса.

Кроме того, в соответствии со статьей 9 Кодекса профессиональной этики адвоката он не вправе:— разглашать без согласия доверителя сведения, сообщенные им адвокату в связи с оказанием ему юридической помощи, и использовать их в своих интересах или в интересах третьих лиц;— оказывать юридическую помощь в условиях конфликта интересов доверителей;— занимать по делу позицию, противоположную позиции доверителя, и действовать вопреки его воле, за исключением случаев, когда адвокат-защитник убежден в наличии самооговора своего подзащитного;А вот если клиента не устроит работа юриста, который зачастую действует в интересах юридической организации, то вернуть деньги за некачественную работу можно будет только через суд. И в суде еще предстоит доказать правомерность требований.

Про этику и рекламу.

Среди юридических организаций огромная конкуренция за внимание потенциальных клиентов как на просторах интернета, так и в средствах массовой информации.

Зачастую юристы заманивают клиента «гарантией 100% результата», акциями, скидками на услуги, бесплатными консультациями. При этом нередко недобросовестные юристы называют себя «адвокатами».

Это, во-первых, — незаконно, а во-вторых, — бросает тень на институт адвокатуры в целом.

В январе 2016г. в ФПА РФ поступили сведения о том, что в 56 субъектах РФ зарегистрировано 265 коммерческих и некоммерческих юридических лиц, которые в нарушение ст.

5 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» используют в своих наименованиях термины «адвокатская деятельность», «адвокатура», «адвокат», «адвокатская палата», «адвокатское образование», «юридическая консультация» или словосочетания, включающие в себя эти термины (использовать эти термины или содержащие их словосочетания в наименованиях организаций и объединений вправе только адвокаты и созданные в порядке, установленном Законом об адвокатуре, организации).
(Из статьи по ссылке http://www.advgazeta.ru/newsd/1332)

В Республике Марий Эл ООО «Юридическая ассоциация» размещала в средствах массовой информации объявления следующего содержания: «Всероссийская «юридическая ассоциация». Все виды юридических услуг, эксперты, адвокаты: Семейные дела, алименты / Выплаты по ДТП за 3 дня / Защита прав потребителей / Бесплатные консультации…».

Поэтому Адвокатская палата Республики Марий Эл обратилась с заявлением в Марийское УФАС России о возбуждении дела о нарушении п.2,3 ч.3 ст. 5 Федерального закона от 13 марта 2006г. № 38-ФЗ «О рекламе».

В ходе рассмотрения дела было установлено, что в штате ООО «Юридическая ассоциация» состоят директор и четыре юриста, адвокаты в штате организации отсутствуют, ни один адвокат не сотрудничает с ООО «Юридическая ассоциация», сведения о направлении потенциальных клиентов в адрес адвокатов и адвокатских образований Республики Марий Эл отсутствуют.

Таким образом, комиссия Марийского УФАС России пришла к выводу о том, что рассматриваемая реклама нарушает требования п. 2 ч. 3 ст. 5 Закона о рекламе, поскольку содержит недостоверные сведения относительно характеристик и потребительских свойств услуг, оказываемых ООО «Юридическая ассоциация».

Кроме того, ООО «Юридическая ассоциация» было привлечено к административной ответственности по ч. 1 ст. 14.3 КоАП РФ.На этом примере видно, что ООО «Юридическая ассоциация», ссылаясь на сотрудничество с адвокатами, пыталось увеличить количество обратившихся к нему лиц для получения услуг.

(Из статьи по ссылке http://www.fparf.ru/news/all_news/blogs/OPoletilo/advokat-bez-statusa/ )

В борьбе за клиента добросовестные адвокаты не участвуют, ограничиваясь информацией о себе в соответствии с Кодексом профессиональной этики адвоката.Справка.

Из Кодекса профессиональной этики адвоката от 31.01.2003г.:

Статья 102. Адвокат не вправе давать лицу, обратившемуся за оказанием юридической помощи, или доверителю обещания положительного результата выполнения поручения.Статья 171. Информация об адвокате и адвокатском образовании допустима, если она не содержит:1) оценочных характеристик адвоката;2) отзывов других лиц о работе адвоката;3) сравнений с другими адвокатами и критики других адвокатов;

4) заявлений, намеков, двусмысленностей, которые могут ввести в заблуждение потенциальных доверителей или вызывать у них безосновательные надежды.

Из рекомендаций адвокатам по взаимодействию со средствами массовой информации, утвержденных решением Совета Федеральной палаты РФ от 21 июня 2010 года (протокол № 5):
7.3 При характеристике адвокатов и адвокатских образований, их услуг и достижений следует избегать сравнений с другими адвокатами и адвокатскими образованиями (в том числе с использованием сравнительной и превосходной степени прилагательных и наречий лучший, лучше, самый хороший) и негативных оценок их деятельности, воздерживаться от упоминаний об опыте прежней работы в правоохранительных ведомствах.
7.6 Информируя о себе, адвокат не вправе предлагать потенциальным доверителям какие-либо скидки и иные льготы, формирующие представление об адвокатской деятельности как предпринимательской.

Обновление от 25.10.2016 г.
6 октября 2016 г. состоялось прецедентное решение: Арбитражный суд Новосибирской области признал нарушением присвоение фирмой наименования, которое вправе использовать только адвокатура и удовлетворил иск о ликвидации ООО «Юридическая консультация».

В рамках мероприятий по досудебному урегулированию спора ООО дважды предупреждалось о необходимости привести наименование общества в соответствие с действующим законодательством. Однако нарушение не было устранено.

Тогда Управление ФНС по Новосибирской области обратилось в суд в связи с выявленным нарушением ст. 5 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».

Ознакомиться с решением суда можно по ссылке..

Сотрудничество организаций (предприятий) с адвокатом.

Однако адвокат в рамках гражданского-правового договора может сотрудничать с коммерческой организацией (предприятием), например, оказывая ей консультации, юридическое обслуживание.

При юридическом обслуживании адвокатом организация экономит средства и время по следующим причинам:— штатный юрист работает согласно трудовому законодательству и в рамках трудового распорядка организации (предприятия).

При расторжении трудового договора с работником-юристом необходимо соблюдать требования трудового кодекса Российской Федерации;— у организации нет необходимости предоставлять адвокату оборудованный и оснащенный оргтехникой кабинет, оплачивать его отпуск, листы нетрудоспособности.

Расторгнуть договор с адвокатом можно по обоюдному желанию в любое время. В рамках гражданско-правового договора адвокат выполняет порученную клиентом работу вне зависимости от графика работы организации;— услуги адвокатов не облагаются НДС (пп.14 п.3. ст.

149 Налогового кодекса РФ);

— стоимость услуг, выплаченных адвокату за ведение дел клиента в суде, согласно нормам АПК и ГПК могут возмещаться за счет проигравшей стороны. Это позволяет уменьшить стоимость судебных расходов. Заработную плату работника-юриста нельзя взыскивать с противоположной стороны судебного процесса.

Таковы основные различия между адвокатом и юристом. Скачать инфографику на эту тему Вы можете в формате pdf.
Подводя итог вышеизложенному, хотелось бы отметить: если перед Вами стоит выбор, к кому обратиться за квалифицированной юридической помощью, помните — неважно, юрист он или адвокат. Главное, чтобы человек был профессионалом в вопросах, требующих разрешения.

Источник: https://advrb.ru/advokatura/advokat-ili-urist-v-chem-otlichiya-raznica.html

Адвокат или юрист. Стоит ли юристу получать

Вправе ли суд установить адвокату оплату как штатному юристу

Всякий адвокат является юристом, но не всякий юрист является адвокатом. Многие юристы рано и поздно задумываются о получении статуса адвоката. Безусловно, статус адвоката имеет определенные реальные преимущества перед юристом, однако юристы так и не спешат получать статус адвоката. Попробуем разобраться в ситуации.

Основные особенности адвоката:

Учитывая перечисленные особенности можно заметить, что часть из них вовсе не является незаменимыми и универсальными «рычагами» адвоката, поскольку легко достигаются силами юриста без приобретения им соответствующего статуса. Например, адвокатский запрос, адвокатская тайна.

Так, Юрист как представитель своего клиента вправе получить необходимые сведения у различных организаций, в том числе затребовав через суд.

Юрист также найдет способ не раскрывать и не предоставлять никому никаких сведений, которые связаны с оказанием юридической помощи, а также умолчать об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью.

Часть особенностей, таких как, бесплатная юридическая помощь в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению и взносы, оцениваются скорее не как преимущества адвоката перед юристом, а дополнительные обязанности и бремя.

Несомненная и одна из главных исключительных особенностей адвоката, заключается в возможности его активного участия в качестве защитника в уголовном процессе (например, беспрепятственно встречаться со своим доверителем наедине, в условиях, обеспечивающих конфиденциальность (в том числе в период его содержания под стражей), в то время как юрист не имеет на это право. Однако следует заметить, что большинство юристов занимаются гражданскими спорами и не стремятся заниматься уголовной сферой, как и многие адвокаты имеющие соответствующие «корочки».

Важнейшая особенность адвоката в том, что юрист, имеющий статус адвоката (занимающий исключительно гражданскими или уголовными делами), в большей степени защищен от произвола со стороны тех же правоохранительных органов.

В силу статуса он, например, вправе отказываться отвечать на вопросы полиции о деятельности компании или физического лица, сославшись на адвокатскую тайну (ст. 8 Закона об адвокатуре). За разглашение тайны адвокат может быть лишен своего статуса. Обыск, выемка, другие следственные действия и оперативно-розыскные мероприятия в отношении адвоката возможны только по решению суда.

И хотя на практике правоохранители легко получают такие санкции (в том числе на обыск адвоката), в определенных случаях защищенность адвоката может быть полезна. Например, в случае рейдерского захвата часть документов о деятельности компании (уставы, договоры, печати, базы данных и т. д.) и даже деньги можно оперативно передать адвокату либо хранить в его офисе.

Таким образом, у компании больше возможностей защититься от незаконных действий. В силу адвокатской тайны документы и сведения, которые были получены в рамках следствия у адвоката, нельзя использовать как доказательства по делу его доверителя (п. 3 ст. 8 Закона об адвокатуре).

Поскольку данная норма закона не была продублирована в УПК РФ, следствие старается использовать полученный у адвоката «компромат» на компанию в качестве доказательства. Однако решение о том, можно ли считать подобные документы допустимым доказательством, принимает суд.

Принимая во внимание все перечисленные особенности, можно отметить, что юристу далеко не обязательно получать статус «адвоката», несмотря на некоторые преимущества, поскольку и без них юрист может спокойно обойтись.

Получать статус «адвоката» имеет смысл тогда, когда юрист стремиться стать независимыми от конкретного работодателя или в интересах работодателя (например, руководство желает иметь «под рукой» специалиста, который сможет защитить не только интересы компании, но и оперативно реагировать в случае личного преследования ее первых лиц.)

Хотим обратить внимание, что авторы статьи придерживаются исключительно законных методов решения проблем.

Авторы не принимают сторону кого бы то ни было, не призывают к каким либо действиям и не дают политическую окраску материала статьи.

Настоящая статья носит исключительно информационный характер и направлена на поддержку позиции, которую Вы вправе избрать по своему усмотрению, руководствуясь личными мотивами. И помните, выбор за Вами, но только в правовом поле!

Если вас заинтересовал материал статьи и Вы решили что Вам необходима квалифицированная юридическая помощь, Вы можете обратится в ООО “ЮСБ “СПЕКТО” на pravobox.ru или напрямую в ООО “ЮСБ” СПЕКТО” www.specto.ru

Статья подготовлена нашим Генеральным партнером ООО «ЮСБ «СПЕКТО», по заказу ООО «Экспрессюрист», оператора портала PRAVOBOX.RU (Портал профессиональных юридических услуг)

Копирование статьи как целиком так и в части, возможно с разрешения правообладателя ООО «ЮСБ «СПЕКТО».

Источник: https://pravobox.ru/info/soviets/nujzen_li_yuristu%20_advokatskiy_status/

ВС: работавший в процессе адвокат не должен доказывать это бумагами

Вправе ли суд установить адвокату оплату как штатному юристу

Участвовавший в судебном процессе адвокат не обязан подтверждать это документами, указал Верховный суд РФ в деле о взыскании расходов на представителя. ВС отметил, что на решение вопроса о взыскании с проигравшей стороны возмещения затрат на защиту не может повлиять отсутствие документов, тем более, когда адвокат непосредственно присутствовал на заседаниях.

Также высшая инстанция указала, что нет жесткой необходимости предоставлять в процесс именно подлинники, а не копии документов о заключении договора между адвокатом и его клиентом. Подлинные документы представляются тогда, когда без них невозможно разрешить дело или когда копии отличаются содержанием, пояснил ВС РФ.

Расходы на представителя

Высшая инстанция рассматривала ситуацию жительницы Ингушетии, которая являлась потерпевшей по делу об умышленном причинении среднего вреда здоровью.

Она просила взыскать с осуждённой затраты на лечение, моральный вред, а также материальные расходы, к которым истица отнесла оплату труда своего представителя в процессе как по уголовному делу, так и по гражданскому. Последнее требование было оценено почти в 230 тысяч рублей.

Малгобекский городской суд удовлетворил требования неполностью, в частности, он снизил сумму морального ущерба в 10 раз — до 200 тысяч рублей. Что касается расходов на представителя, то суд взыскал полную сумму, запрашиваемую истицей.

С этим не согласились ни ответчица, ни прокуратура. Осужденная посчитала, что потерпевшая не доказала причинение ей материального ущерба, а также не согласилась с размером компенсации морального вреда.

Прокурор же города подал представление, в котором указал, что производство по требованию истицы о возмещении ей затрат на оплату услуг представителя в рамках уголовного дела должно быть прекращено.

Решение было мотивировано тем, что подобные расходы относятся к процессуальным издержкам и такие споры рассматриваются в порядке, предусмотренном Уголовно-процессуальным кодексом, но не подлежат рассмотрению в рамках гражданского судопроизводства.

В результате Верховный суд Ингушетии решение изменил, согласившись с прокурором и прекратив производство в части решения вопроса о выплате адвокату гонорара. А во взыскании расходов на защитника в рамках гражданского судопроизводства вышестоящая инстанция вообще отказала.

Суд сослался на отсутствие в материалах дела письменных подтверждений об оказании адвокатом юридических услуг его клиентке: ордера, соглашения, квитанции либо иного документа, подтверждающего понесенные истицей расходы на оплату услуг представителя. В процесс представили лишь ксерокопии ордера и квитанции, которые суд счёл ненадлежащими доказательствами.

В кассационной жалобе заявительница попросила высшую инстанцию все же обязать ответчицу оплатить услуги адвоката в гражданском разбирательстве. Речь шла о сумме 30 тысяч рублей.

Позиция ВС

Верховный суд посчитал, что с выводами суда апелляционной инстанции в части отказа в удовлетворении требований о взыскании 30 тысяч рублей, затраченных на оплату услуг представителя, согласиться нельзя.

Согласно части 1 статьи 98 Гражданского процессуального кодекса, проигравшая в судебном споре сторона возмещает победителю все понесенные по делу судебные расходы. В случае, если иск удовлетворен частично, то затраты присуждаются истцу пропорционально размеру удовлетворенных требований, а ответчику — пропорционально той части исковых требований, в которой истцу отказано, напоминает ВС РФ.

Также, указывает он, в силу части 1 статьи 100 Гражданского процессуального кодекса выигравшей стороне по ее письменному ходатайству суд присуждает с проигравшей стороны расходы на оплату услуг защитника в разумных пределах.

«Таким образом, требования о возмещении расходов на оплату услуг представителя являлись обоснованными», — считает суд.

Он приводит и нормы статьи 56 ГПК, регулирующей обязанность стороны доказать обстоятельства, на которые она ссылается, а также право суда определять какие обстоятельства имеют значение для дела и какой стороне надлежит их доказывать. При этом суд должен выносить обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались, напоминает ВС.

«Процессуальное законодательство не ограничивает права суда на оценку представленных сторонами доказательств в рамках требований о возмещении судебных издержек в соответствии с частью 1 статьи 67 ГПК по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств», — указано в определении.

ВС напомнил, что истица воспользовалась помощью представителя при рассмотрении спора в судебном заседании судов первой и апелляционной инстанций. Обстоятельства оказания ей юридической помощи ответчицей не оспаривались.

В соответствии с пунктом 15 статьи 22, статьей 25 закона от 31 мая 2002 года No 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре» она осуществляется на основе соглашения между защитником и доверителем об оказании юридической помощи. Вознаграждение от клиента подлежит обязательному внесению в кассу соответствующего адвокатского образования либо перечислению на расчетный счет адвокатского образования в порядке и сроки, которые предусмотрены соглашением.

«В материалах дела имеются копия ордера, в соответствии с которым адвокату поручается защита (истицы) в Малгобекском городском суде республики Ингушетия и Верховном суде республики Ингушетия, и копия квитанции к приходному кассовому ордеру об оплате (истицей) денежной суммы в размере 30 тысяч рублей на основании соглашения.

Признавая названные документы ненадлежащими доказательствами оплаты услуг представителя, суд апелляционной инстанции не принял во внимание, что согласно части 2 статьи 71 Гражданского процессуального кодекса письменные доказательства представляются в подлиннике или в форме надлежащим образом заверенной копии», — говорится в определении.

ВС напоминает, что подлинные документы представляются тогда, когда без них невозможно разрешить дело или когда копии отличаются содержанием. Если копии документов представлены в суд в электронном виде, суд может потребовать представления подлинников этих документов.

«Также суд не учел, что само по себе отсутствие документов не лишает истицу права требовать возмещения расходов на оплату услуг представителя и не может служить основанием для отказа ей во взыскании этих расходов в разумных пределах, поскольку адвокат, с которым заключено соглашение, принимал участие в судебном разбирательстве», — подчеркивает ВС.

Он считает существенными допущенные нарушения норм права, в связи с чем отменил апелляционное определение в части, касающейся вопроса об оплате услуг представителя в гражданском процессе и направил его на новое рассмотрение в Верховный суд Ингушетии.

Мнение эксперта

Юрист МКА «Клишин и партнёры» Надежда Воронина назвала правильным и значимым решение Верховного суда. «Я с этим постановлением ВС РФ действительно согласна, потому что, вне зависимости от того, копия подается или оригинал, доказательства присутствия адвоката в суде были предоставлены.

Мне кажется, что ВС РФ хочет существенно упростить процедуру возмещения расходов на представителя, если с этим согласны все стороны. Но если кто-то не согласен с решением о возмещении расходов, было бы неплохо истребовать оригиналы непосредственно в судебном заседании. Хотя, в принципе, возмещение расходов на представителя проигравшей стороной является обязательным», — указала эксперт.

Алиса Фокс

Источник: http://rapsinews.ru/judicial_analyst/20180910/287271944.html

Обоснованность расходов на юруслуги при наличии штатного юриста

Вправе ли суд установить адвокату оплату как штатному юристу

Вопрос. Организация А заключила договор на оказание юридической помощи с адвокатским бюро. У организации А есть штатный юрист. Учредитель адвокатского бюро является руководителем и учредителем нескольких организаций. Какова вероятность претензий со стороны налоговой инспекции при отнесении затрат на данные услуги на налогооблагаемую прибыль?

Ответ.

 Тот факт, что учредитель (руководитель) контрагента выступает учредителем (руководителем) нескольких фирм, не является сам по себе признаком получения необоснованной налоговой выгоды (недобросовестности) налогоплательщиком, приобретающим услуги такого контрагента.

Налоговые органы и суды оценивают признаки действий налогоплательщика, направленных на получение необоснованной налоговой выгоды, в их совокупности и взаимной связи.

В частности, суды оценивают документальное подтверждение реальности хозяйственных операций, наличие в них достоверных сведений и реальность деятельности контрагента (наличие персонала и основных средств, уплата налогов, отчетность и т.п.). При этом налоговые органы уделяет особое внимание оценке достаточности и разумности принятых налогоплательщиком мер по проверке контрагента.

При рассмотрении обоснованности приобретения юридических услуг при наличии штатного юриста в организации налоговые органы и суды принимают во внимание дублирование услуг сторонних организаций и функций персонала и экономическое обоснование данных расходов.

Поясним. Законодательство о налогах и сборах РФ исходит из презумпции добросовестности налогоплательщика и иных участников правоотношений в сфере экономики (п. 6 ст. 108 НК РФ).

В Постановлении Пленума ВАС РФ от 12 октября 2006 г. № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» (далее – Постановление № 53) введено понятие «необоснованная налоговая выгода» (п. 3–6, 9, 10 Постановления № 53).

При этом «налоговая выгода» определена как «уменьшение размера налоговой обязанности» вследствие, в частности, уменьшения налоговой базы, получения налогового вычета, налоговой льготы, применения более низкой налоговой ставки, а также получение права на возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета (п. 1 Постановления № 53).

Получение налоговой выгоды само по себе не может рассматриваться в качестве правонарушения. При этом в Постановлении № 53 судам предложено оценивать доводы налоговых органов о занижении сумм налогов на основе конкретных законодательных положений, а не такого субъективного понятия, как «недобросовестный налогоплательщик».

Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

https://www.youtube.com/watch?v=Z54l3kcpljI

В этом же контексте в соответствии с п. 10 Постановления № 53 факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом.

Кроме этого, по мнению судей, налогоплательщиком должны быть приведены доводы в обоснование выбора контрагента, имея в виду, что по условиям делового оборота при осуществлении данного выбора субъектами предпринимательской деятельности оцениваются не только условия сделки и их коммерческая привлекательность, но также деловая репутация и платежеспособность контрагентов, риск неисполнения обязательств и предоставление обеспечения их исполнения, наличие у контрагентов необходимых ресурсов (производственных мощностей, оборудования, персонала) (постановления Президиума ВАС РФ от 25 мая 2010 г. № 15658/09, АС Северо-Кавказского округа от 27 апреля 2017 г. № Ф08-2644/17 по делу № А53-22383/2016, АС Западно-Сибирского округа от 20 апреля 2017 г. № Ф04-1117/17 по делу № А67-3717/2016, АС Уральского округа от 13 февраля 2017 г. № Ф09-11947/16 по делу № А60-13827/2016, Третьего ААС от 27 декабря 2016 г. № 03АП-7580/16).

В соответствии с письмом ФНС от 23 марта 2017 г.

№ ЕД-5-9/547@ «О выявлении обстоятельств необоснованной налоговой выгоды» налоговым органам предписано исходить из того, что об умышленных действиях налогоплательщика, направленных на получение необоснованной налоговой выгоды путем совершения операции с проблемным контрагентом или путем создания формального документооборота с использованием цепочки контрагентов, могут свидетельствовать установленные факты юридической, экономической и иной подконтрольности, в том числе на основании взаимозависимости спорных контрагентов проверяемому налогоплательщику, обстоятельства, свидетельствующие о согласованности действий участников сделки (сделок), а также (или) доказательства нереальности хозяйственной операции (операций) по поставке товаров (выполнению работ, оказанию услуг).

При отсутствии доказательств подконтрольности спорных контрагентов проверяемому налогоплательщику налоговым органам необходимо исследовать и доказывать недобросовестность действий самого налогоплательщика по выбору контрагента и обстоятельства, свидетельствующие о невыполнении соответствующей хозяйственной операции контрагентом налогоплательщика.

Данным письмом предписывается налоговым органам «особое внимание уделять оценке достаточности и разумности принятых налогоплательщиком мер по проверке контрагента».

С этой целью возможно истребование у налогоплательщика документов и информации относительно его действий при осуществлении выбора контрагента: документы, фиксирующие результаты поиска, мониторинга и отбор контрагента; источник информации о контрагенте (сайт, рекламные материалы, предложение к сотрудничеству, информация о ранее выполняемых работах контрагента); результаты мониторинга рынка соответствующих товаров (работ, услуг), изучения и оценки потенциальных контрагентов; документально оформленное обоснование выбора конкретного контрагента (закрепленный порядок контроля за отбором и оценкой рисков, порядок проведения тендера и др.); деловая переписка.

Таким образом, сами по себе факты неисполнения соответствующими участниками сделок обязанности по уплате налогов, наличие «массового учредителя» и прочие формальные признаки получения налоговой выгоды не могут являться основанием для возложения соответствующих негативных последствий на налогоплательщика.

При этом суды учитывают документальное подтверждение реальности хозяйственных операций налогоплательщика с контрагентом, имеющим учредителя с признаком «массовости», и достоверность сведения (смотрите, например, постановления АС Северо-Западного округа от 16 марта 2016 г. № Ф07-2576/16 по делу № А05-4469/2015, АС Волго-Вятского округа от 23 декабря 2016 г. № Ф01-5697/16).

Что касается учета расходов на приобретение юридических услуг при наличии штатного юриста в организации, нормы НК РФ не связывают возможность учета стоимости рассматриваемых услуг с наличием (отсутствием) у налогоплательщика работников (служб, подразделений), выполняющих аналогичные функции.

Источник: http://advokatrd.ru/citizens/legal-education/__288.html

Selsovet-jurist
Добавить комментарий