Расследование уголовного дела полицией полная фикция

Фальсификация в уголовных делах

Расследование уголовного дела полицией полная фикция

При определении степени вины подсудимого суд руководствуется представленными доказательствами. В некоторых случаях происходить умышленная фальсификация показаний потерпевшего или других данных. Подобные действия являются тяжким нарушением закона, которые могут существенно изменить судьбу всех участников процесса.

Основные определения

Статья, предусматривающая уголовную ответственность за фальсификацию доказательной базы, была введена в УК с 1996 года. Подобные противоправные деяния признаны общественно опасными. Связано подобное решение с возможными тяжкими последствиями для гражданина, обвиняемого в совершении преступления и для всей судебной системы в целом.

Повышенная опасность наступает в случае фальсификация уголовного дела по тяжким и особо тяжким противозаконным деяниям. Ответственность за указанное преступление наступает по статье № 303 УК.

В качестве объекта противозаконного деяния выступают отношения в обществе, создающие условия для правильного рассмотрения материалов дела, а также соблюдения законных прав всех участников процесса.

К предмету рассматриваемого преступления относятся доказательства или информация, которые устанавливают определенные события происшествия, вину гражданина или другие обстоятельства дела.

Умышленное искажение имеющихся фактов и других данных по уголовному делу будет являться объективной стороной преступления. Момент совершения преступления наступает после официального приобщения фальсифицированных данных к материалам дела.

При вынесении меры наказания не учитывается, повлияла ли на принятое судом решение приобщенная к делу искаженная информация.

Для субъективной стороны противоправного деяния характерен умысел преступного характера. Это означает, что гражданин осознавал возможные последствия своих действий, но, несмотря на это совершил их.

В качестве субъекта преступления могут выступать любые участники судебного процесса:

  • свидетели противозаконного деяния;
  • пострадавшая сторона;
  • гражданин, обвиняемый в совершении преступления;
  • председательствующий судья;
  • адвокат;
  • сторона обвинения.

Фальсифицированной информацией признаются данные, которые представили перечисленные выше участники процесса.

Если подобное деяние совершит гражданин, не имеющий прямого отношения к процессу, то его действия будет квалифицированы по другим статьям УК.

К ответственности не будут привлечены лица, которые совершили рассматриваемое преступление без преступного умысла или некорректная информация стала возможна по невнимательности, ошибки.

Процесс осуществления преступления

Фальсификация доказательств по уголовному делу имеет несколько видов:

  1. приложение дополнительной информации; к первоначальным данным дополнительно прикладываются показания свидетелей, информация, полученная в процессе допроса, пояснения и объяснения других участников или свидетелей преступления. Подобным способом можно легко исказить первоначальную суть официальной бумаги;
  2. приложение доказательств, которых по факту не было; на место совершения преступления подкидываются вещи, которых не было во время совершения противоправного деяния и не имеющих отношения к реальным событиям;
  3. гражданину подкидываются незаконные предметы и вещества: оружие, наркотики;
  4. фальсификация печатей и подписей;
  5. компьютерная корректировка фото и видео доказательств;
  6. изготовление новых документов, содержащих недостоверные данные;
  7. умышленное представление в суде документов, взамен настоящих.

Подделать могут практически любую вещь, но по статистике чаще всего фальсифицируют следующие данные:

  • документы письменного характера;
  • записи в видео или аудио формате;
  • вещественные доказательства;
  • заключения экспертов.

К фальсификации уголовного дела будет отнесено бездействие должностных лиц, которые могли повлиять на принятое судом решение.

Причины совершения преступления

Определено несколько основных причин, по которым осуществляется фальсификация доказательств по уголовному делу:

  1. желание помочь одной из сторон процесса;
  2. получение денежного вознаграждения;
  3. месть;
  4. желание увеличить раскрываемость преступлений;
  5. отсутствие желание в дальнейшем разбирательстве преступления.

Определение поддельных документов

В должностных инструкциях представителей следственного комитета, прокуратуры и судебного органа имеется пункт, который обязывает их анализировать и выявлять поддельные доказательства в деле. Имеется несколько основных способов, которые позволяют определить поддельные улики:

  1. представленная в документах информация не соответствует данным, которые были получены в результате первоначальных следственных действий;
  2. подписи граждан отличаются в разных документах;
  3. имеются явные следы исправления и замазывания;
  4. представленные биоматериалы не имеют ничего общего с обвиняемым

Квалифицированный специалист может выявить поддельные документы. Основными способами определения подлинности доказательств является:

Есть вопрос к юристу? Спросите прямо сейчас, позвоните и получите бесплатную консультацию от ведущих юристов вашего города. Мы ответим на ваши вопросы быстро и постараемся помочь именно с вашим конкретным случаем.

Телефон в Москве и Московской области:
+7 (499) 450-38-95

Телефон в Санкт-Петербурге и Ленинградская области:
+7 (812) 317-73-96

Бесплатная горячая линия по всей России:
8 (800) 600-25-34

  • анализ и сравнение представленных доказательств;
  • информирование об изготовлении поддельных данных;
  • проведение экспертизы почерка;
  • повторное взятые биоматериалы у предполагаемого преступника.

Предотвращение преступления

Чтобы не допустить фальсификацию документов в уголовном деле необходимо соблюдение определенных правил:

  1. не оставлять без присмотра личные вещи: мобильные телефоны, сумки, верхнюю одежду;
  2. не впускать в свое жилище незнакомых людей;
  3. не соглашаться передать посылку от неизвестных людей;
  4. не вступать в разговор с подозрительными гражданами;
  5. не поднимать бесхозные вещи, сумки, пакеты;
  6. показания давать только после консультации с адвокатом;
  7. личную подпись в документах ставить после полного прочтения изложенной информации;
  8. изучив все представленные материалы сделать фото каждого листа;
  9. в случае наличия подозрения возможной фальсификации требоваться проведение повторной экспертизы;
  10. на первом же заседании суда представить доказательства фальсификации материалов дела.

Куда обратиться за помощью

Если имеется информация о фальсификации доказательной базы необходимо обратиться с ходатайством в местное управление собственной безопасности правоохранительных органов. Копию документа направить в Следственный комитет и прокуратуру. Обращения принимаются в письменном виде через почту или в электронном виде через официальный сайт ведомства.

В верхней части обращения указывается организация, в которую обращается заявитель. Далее идут его персональные данные и контактные телефоны. В основной части обращения описываются обстоятельства произошедшего преступления.

Здесь необходимо описать все события, предшествующие преступлению и личные данные предполагаемых злоумышленников.  Обязательно указать просьбу о проведении следственных мероприятий и привлечение к ответственности виновных.

К обращению прикладываются документы, которые могут указать на факт фальсификации доказательств. После получения жалобы она будет рассмотрена в течение 10 дней.

Применяемое наказание

За совершение противоправного деяния, в результате которого будут приобщены к делу фальсифицированные данные, наказание назначается по статье № 303 УК:

  • назначение штрафа на сумму в пределах 300 000 рублей;
  • необходимость выполнить работы исправительного характера в течение 500 часов;
  • применение ареста сроком до 120 суток.

Если преступление было совершено должностным лицом, участвующим в судебном процессе, то будет назначено более суровое наказание:

  • наложение обязательства по выполнению работ общественного характера в течение 3 лет;
  • судебный запрет на некоторые должности;
  • отбывание наказания в колонии сроком до 5 лет;
  • частичное ограничение свободы в течение трех лет.

Самое суровое наказание в виде лишения свободы сроком 7 лет применяется к злоумышленникам действиям, которые стали причиной тяжких последствий или смерти человека.

Судебная практика

Фальсификации доказательств по уголовному делу посвящена целая статья УК (№ 303), но определение наказания за подобное преступление вызывает ряд сложностей. Основная проблема возникает в случае квалификации противоправного действия гражданина, связанного с фальсификацией документов, в которых по факту указаны реальные данные.

Примером может быть ситуация, когда свидетель сообщает следователю известную ему информацию по телефону, при этом лично составить заявление, у него возможности нет.

Дознаватель от имени свидетеля составляет письменный протокол, в котором указана вся представленная им информация.

В подобной ситуации свидетель дает правдивую информацию, но следователь по ряду причин может внести в документальный протокол измененные данные.

Другая распространенная ситуация — это получение вещественных доказательств в присутствии одного стороннего гражданина.

Следователь не может найти второго понятного, поэтому проводит обыск в присутствии одного человека. В протоколе указываются вымышленные данные второго понятого, за которого расписывается сам следователь.

В случае установления подобного факта это будет считаться фальсификацией документов в уголовном деле.

Любое искажение реальных фактов и не выполнение требований процедур следственных мероприятий будет считаться фальсификация доказательств по уголовному делу.

  Еще одной сложностью определения данного вида преступления является отсутствие четкого разграничения тяжести последствий, искажения информации.

К категории тяжких последствий может быть отнесена не только смерть пострадавшего, но и незаконное содержание под стражей. В подобных процессах квалификацию последствий преступления определяет судья.

Источник: https://ruadvocate.ru/ukrf/falsifikaciya-v-ugolovnyx-delax/

Уголовное дело на разных стадиях: в полиции, в зале суда и в голове судьи

Расследование уголовного дела полицией полная фикция

Институт проблем правоприменения при поддержке фонда Алексея Кудрина представил очередной доклад о проблемах российского уголовного делопроизводства, по которому в ближайшее время составят и проект реформы. В нем анализируется ход уголовного дела по всем инстанциям.

От поступления сообщения о факте преступления до принятия решения судом – от МВД до СКР, Генпрокуратуры и системы судов общей юрисдикции.

ИПП выяснил, что в этой цепочке действий есть несколько ключевых, выглядящих совершенно абсурдно моментов, от которых часто зависит не только конечный исход дела, но и то, насколько тяжело придется человеку, попавшему в поле зрения правоохранительных органов. Именно на такие моменты Slon обращает внимание читателя.

Данные ИПП собирались в течение трех лет (2009–2012) посредством интервьюирования участников уголовного процесса, анализа текстов ведомственных приказов, а также материалов статистики.

В основе исследования – изучение «стандартных дел», которые в стране возбуждаются десятками и даже сотнями тысяч в год.

Резонансные дела проживают все-таки несколько другую жизнь, хотя по последним шумным процессам, например Pussy Riot, заметно, что и в их отношении система работает очень шаблонно. 

Главных героев в уголовном процессе три – это подозреваемый, потерпевший и работник правоохранительных органов. Этому третьему, независимо от того, в каком именно ведомстве он работает, очень тяжело. Причем чем хуже ему, тем больше проблем возникает и у подозреваемого, и даже у потерпевшего. 

Возбуждение уголовного дела О самом преступлении правоохранители узнают разными способами: это может быть простой звонок в полицию, заявление потерпевшего, материалы различных проверок (если, к примеру, речь идет об экономических преступлениях) или рапорт полицейского. Если речь идет о звонке, заявлении или рапорте полицейского, который выявил преступление, то дело должно возбуждаться немедленно. Но на практике так происходит далеко не всегда. Дело в том, что при возбуждении уголовного дела следователь должен не только определиться с тем, что именно нужно расследовать, но и назвать конкретный состав преступления (часть и пункт при наличии статьи УК). По установившейся практике, возбуждая уголовное дело, следователь согласовывает текст постановления (квалификацию) со своим начальником и в подавляющем большинстве случаев (кроме самых тривиальных ситуаций) с помощником или заместителем прокурора. Однако здесь есть довольно большая региональная вариация. В некоторых регионах прокуратура практически полностью отказалась от неформального согласования следственных документов, в других же согласуются практически все решения следователя (можно вспомнить Северо-Кавказские регионы). Кроме того, дополнительные барьеры возникают на пути следователя при расследовании тяжкого преступления. В этом случае большое число должностных лиц будет согласовывать необходимые документы, а значит, возрастет вероятность дальнейшего давления этих людей на процесс.
Все решается до следствия При возбуждении уголовного дела обязательна доследственная проверка. Формально на нее отводится три дня. После этого руководитель органа дознания или следственного органа может продлить этот срок до десяти дней. На практике, по экспертным оценкам, все дела рассматриваются в течение как минимум десяти дней, кроме самых очевидных или резонансных, где невозбужденное уголовное дело становится поводом для обвинений следствия в бездействии (такие ситуации чаще характерны для дел, которые ведет Следственный комитет). Если в деле есть необходимость «производства документальных проверок, ревизий, исследований документов, предметов, трупов», то руководитель следственного органа (для следователя) или прокурор (для дознавателя) могут продлить срок рассмотрения до тридцати суток. Здесь нужно понимать, что это смещает следственные действия на формально более ранний этап процесса: то, что, в сущности, должно было бы происходить в рамках следствия, происходит на этапе доследственной проверки.
Следователь может отказаться от уголовного дела Неформально в ходе доследственной проверки следователь оценивает вот какие вещи: Шанс установить виновного. Это решение, как правило, принимается в контакте с оперативными службами. Если такого шанса нет или он мал, то следователь сразу задается вопросом, есть ли шанс отказать в возбуждении уголовного дела (об этом ниже), если же такой шанс есть, то происходит переход дальше. Судебная перспектива. Объем усилий и сроки, которые потребуются для адекватного расследования дела. Задача следователя – не превысить установленные процессуальные сроки (желательно два месяца) и не принять в производство такое уголовное дело, работа по которому отнимет все его время (у следователя, как правило, в производстве одновременно находятся несколько уголовных дел). На основании этих параметров следователь решает, «устраивает» его дело или нет. Те дела, которые «не устраивают», подлежат устранению. Как правило, речь идет о преступлениях, по которым можно отрицать либо факт преступления, либо наличие преступной составляющей (соответственно события и состава преступления). Чаще всего это происходит с такими преступлениями, как нанесение телесных повреждений средней тяжести или грабежи. В этих случаях срабатывают примерно такие критерии: потерпевший должен быть единственным, кто может что-то сообщить о преступлении. Материальные свидетельства должны быть подвергаемы сомнению (например, гематома на затылке и легкое сотрясение мозга может быть получено как в результате нападения, так и совершенно самостоятельно). Показания потерпевшего должны нейтрализовываться показаниям того, кого он обвиняет (он меня ударил / я его не бил, он сам упал; свидетелей нет). Поскольку найти какие-либо доказательства того факта, что преступление имело место, кроме слов потерпевшего, затруднительно, по таким делам по мере возможности выносятся постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. Роль играет социальный статус потерпевшего и (при наличии) потенциального обвиняемого. Особенно часто такие постановления (основанные на отрицании факта) выносятся по делам, в которых обвиняемым мог бы оказаться сотрудник правоохранительных органов. Здесь достаточно вспомнить то, как долго не выплывала история с ОВД «Дальнее».
Если гопник, то можно пытать В том, чтобы лицо с официальным статусом подозреваемого (и с перспективой на обвинение) появилось в кратчайшие сроки после возбуждения уголовного дела, заинтересован и следователь, и оперативник. Так у оперативника проставляется в статистической карточке +1 к раскрытию – главному показателю его работы, а у следователя уменьшается риск работы вхолостую: когда подозреваемый установлен, а основная информация об обстоятельствах преступления, потенциально оформляемая в виде доказательств, уже собрана, то увеличиваются шансы на то, что дело будет иметь «процессуальную перспективу». Результатом такой заинтересованности часто бывает физическое воздействие, которое считается вполне приемлемым в этой профессиональной среде, если оно применяется к лицу, которое, по мнению следствия, на самом деле и виновно. Явно негативное отношение к применению силы в полицейской среде возникает только по фактам намеренной фальсификации уголовного дела и только в тех случаях, когда фигурант не рассматривается сотрудниками правоохранительных органов как преступный элемент (наркоман, гопник), изоляция которого считается благом в любом случае. Таким образом, практика жестких методов поддерживается на уровне общей культуры да еще и усугубляется ограниченностью доступа адвоката к лицу, не являющемуся еще ни подозреваемым, ни обвиняемым по возбужденному уголовному делу.
Почему протокол судебного заседанияведется не так, как следовало бы Протокол судебного заседания – это основное доказательство, которое создается судом. Формально его значение очень высоко; все, что происходило в суде, должно быть отражено в протоколе судебного заседания. Все выводы суда должны опираться на протокол судебного заседания. Однако в отличие от протоколов следственных действий, которые подписываются всеми участниками, в том числе с правом дополнять и делать уточнения, протокол судебного заседания изготавливается без участия сторон и подписывается только секретарем и судьей. Поэтому возражения в протокол судебного заседания внести затруднительно, потому что единственным критерием для определения состоятельности возражений является субъективное восприятие судьи, и его выводы нельзя обжаловать, так как никто из вышестоящих судей не может знать, что именно происходило в процессе. Переход на видео-, (аудио) фиксацию всего судебного заседания изменил бы ситуацию, однако до настоящего момента ничего в этом направлении не решено (за исключением случаев, когда к делу приковано внимание журналистов). Любой участник имеет право вести аудиозапись, но нет безусловных механизмов к тому, чтобы эта аудиозапись признавалась как доказательство. Существует даже особая формулировка «произведено не в рамках процессуальной формы», позволяющая игнорировать видео- и аудиосвидетельства. Суд старается принимать только те решения, которые не позволили бы усомниться в качестве работы органов предварительного следствия. Поэтому оправдательные приговоры так редки. В случае если есть сомнения в доказанности вины, большой популярностью пользуются такие суррогаты оправдания, как назначение условного наказания, назначение минимально возможного по данной статье наказания или исключение некоторых эпизодов. Суд, по сути, включен в цепочку правоохранительных органов (что не так уж сложно при том, что судьи зачастую – бывшие работники прокуратуры). И хотя такой подход совершенно не совпадает с ожиданиями общества, судьи охотно поддерживают эту порочную традицию.
Лучше совершать «редкие» преступления Дела, возбужденные по «редким» статьям УК, дают большую вероятность выйти оправданным. Нельзя однозначно утверждать, что более значимо – редкая статья или социальный статус. Указанные характеристики накладываются друг на друга. С одной стороны, «белый воротничок» является маргинальной категорией среди общего потока подсудимых, и поэтому он имеет больше шансов на оправдание. Статистика показывает, что если дело было возбуждено по одной из ниже перечисленных статей УК, то шансы быть оправданным очень высоки. Так, за нарушение правил охраны труда (статья 143 УК) только 0,05% обвиняемых были осуждены, за получение взятки (статья 290 УК) – 0,25% , за преступления против интересов службы в органах власти и местного самоуправления – 0,53% , а за коммерческий подкуп (статья 204 УК) – 0,05%. С другой стороны, есть редкие категории преступлений (частота менее одной десятой процента), которые не могут быть отнесены к беловоротничковой или должностной преступности, но которые демонстрируют аномально высокую долю оправданий. Это статьи 208–210 УК (бандитизм, организация незаконных вооруженных формирований) – 0,08% дел по этой статье закончились обвинительным приговором.Еще лучше обстоит дело с экстремизмом (статьи 280, 282, 282.1–2 УК): только в 0,02% от всех дел по этим составам суд признает вину. С этой точки зрения обвинительный приговор в отношении Pussy Riot также был прогнозируемым. Хотя хулиганство и достаточно редкая статья (0,2% от всех дел), но она относится к общеуголовной преступности, и доля оправданных по ней составляет всего 0,73%. В том случае, если дело относится к разряду типичных, суд ограничен в праве выбора. Обвинительный приговор запрограммирован. Степень давления на суд со стороны всей правоохранительной системы можно увидеть, сопоставив долю оправданий по делам, по которым проводилось предварительное следствие, по ним мы имеем 0,26% оправданных, а по тем делам (это только дела частного обвинения), по которым не проводилось предварительного расследования, – 29,4% признанных невиновными.
Обжаловать нельзя и оправдать Сложность, которая ждет сторону защиты в случае неудачи на стадии обжалования приговора, в том, что суды вышестоящей инстанции очень ограничены во времени. В среднем на каждое уголовное дело приходится 10–20 минут. Часто этого недостаточно для полноценного разбирательства. Поэтому, во-первых, судьи стараются ускорить рассмотрение «простых» дел (а их они определяют на глазок), чтобы более обстоятельно разобрать сложные ситуации. А во-вторых, неизбежно возникает такая ситуация, при которой решение принимается до выхода в судебное заседание. Это означает, что суд выходит в заседание со сформировавшимся убеждением, и речи о непредвзятости вовсе не идет.

ИПП объясняет, что в результате всех этих недоразумений (Slon выбрал только некоторые из них) решение, которое должно приниматься на выходе, принимается на входе.

Так вина де-факто устанавливается прокуратурой (суд никого не оправдывает, следовательно, вопросом вины не занимается). Доказуемость вины определяется не по результатам следствия, а в его начале – на стадии привлечения к уголовной ответственности.

Оперативник отвечает не за то, что предоставил не «потенциального» обвиняемого, а за то, что привел настоящего «злодея», и в ходе дальнейшей работы поменять своего мнения уже не может.

Следователь отвечает за то, что дело пройдет в суде, и в ходе следствия уже не может прекратить дело за недоказанностью. А судья же всего лишь подтверждает компетентность правоохранительных органов.

Источник: https://republic.ru/posts/l/846948

Фальсификация доказательств по уголовному делу

Расследование уголовного дела полицией полная фикция

Часто можно слышать от подозреваемых в совершении преступлений, от обвиняемых, подсудимых и осужденных о том, что уголовные дела в отношении них сфабриковали.

В данном случае речь идет о фальсификации доказательств с целью признания (либо оправдания) конкретного лица в совершении преступления.

Можно ли бороться с подобным явлением в РФ и как? На этот вопрос я постараюсь ответить в данной статье.

  • Все случаи уникальны и индивидуальны.
  • Понимание основ закона полезно, но не гарантирует достижения результата.
  • Возможность положительного исхода зависит от множества факторов.

Законодатель по вполне понятным причинам ввел в Уголовный кодекс РФ ответственность за фальсификацию доказательств по уголовному делу, установив ее в санкциях ч.ч. 2, 3 и 4 ст. 303 УК РФ. Тогда как диспозиции ст.

303 УК РФ, касаемо фальсификации доказательств по уголовному делу, указывают на совершение фальсификации лицом, производящим дознание, следователем, прокурором или защитником (ч.

2) фальсификацию по уголовному делу о тяжком или об особо тяжком преступлении, а равно фальсификация доказательств, повлекшая тяжкие последствия (ч. 3), и фальсификацию результатов оперативно-розыскной деятельности лицами, уполномоченными на ее проведение (ч. 4). На первый взгляд, все хорошо.

Но данный состав преступления имеет очень много недоработок и вопросов, которых в подобном случае быть не должно в силу вредности деяния. Но досконально рассматривать в данной статье проблемы правоприменения данной статьи мы не будем.

Для начала необходимо разобраться с понятием «фальсификация». Необходимо отметить, что законодатель не дает определения данному термину ни в Уголовном законе РФ, ни в каком бы то ни было ином законе. В этой связи определение рассматриваемого термина спорно, имеет несколько мнений и позиций.

Но я буду придерживаться интерпретации, изложенной Верховным судом РФ (далее – ВС РФ), который в ряде судебных актов отразил правовую позицию, согласно которой “фальсификация по смыслу закона заключается в сознательном искажении представленных в уголовное дело доказательств, на основе которых органами предварительного расследования или судом принимается решение”.

Между тем еще в 2006 году ВС РФ дал более широкое определение данному термину, указав, что “по смыслу ст. 303 УК РФ под фальсификацией доказательств понимается искусственное создание или уничтожение доказательств в пользу обвиняемого или потерпевшего. Такими действиями могут быть признаны уничтожение или сокрытие улик, предъявление ложных вещественных доказательств”.

Таким образом, можно вести речь о принятии обоих определений фальсификации доказательств по уголовному делу.

Самыми распространенными способами и методами фальсификации являются:

  • внесение не соответствующих действительности сведений в подлинный документ,
  • внесение исправлений в документ, его полное или частичное уничтожение,
  • дополнение документа вне порядка, предусмотренного для этого уголовно-процессуальным законодательством,
  • подделка подписи должностного лица, удостоверение документа подлинной печатью,
  • подмена, деформирование и иное искажение вещественных доказательств (например, нанесение пятен крови, отпечатков пальцев на соответствующий предмет), то есть изготовление вещественных псевдодоказательств,
  • составление ложных по содержанию письменных доказательств (например, составление протокола выемки у подозреваемого фактически не изымавшегося предмета преступления),
  • подкладывание, подбрасывание предметов или документов (например, наркотического средства, оружия) с целью их дальнейшего изъятия и оформления в качестве доказательства и так далее.

Затем сфальсифицированные такими способами доказательства оказываются в материалах уголовного дела, обвинительное заключение (акт, постановление) по которому беспрекословно утверждается прокурором, и такое дело направляется в суд. А далее особенно в суде первой инстанции «пролетают» такие псевдоказательства со свистом, кладутся в основу обвинительного приговора, и подсудимый получает срок.

Важно! Для квалификации действий по ст. 303 УК РФ не имеет значение, было принято судом такое доказательство, рассматривалось ли оно в качестве такового, признано оно допустимым либо нет, повлияло ли на исход дела, поскольку действия предъявителя поддельных доказательств не зависят от их судебной оценки.

Что касается мотивов фальсификации доказательств, то они не имеют правового значения. Вместе с тем можно выделить несколько основных причин, толкающих указанным лиц на фальсификацию доказательств:

  • корыстная заинтересованность,
  • желание помочь избежать ответственности лицам, подозреваемым или обвиняемым в совершении преступления,
  • и наоборот, желание доказать вину подозреваемого, тем самым «раскрыть» быстрее преступление и отправить дело в суд,
  • в целях облегчения совершения иного преступления (например, получение взятки за «прекращение» возбужденного уголовного дела).

Рассказать обо всех методах борьбы с фальсификацией невозможно в силу того, что обстоятельства преступления во всех случаях разные. Но есть основные моменты, которые необходимо учитывать.

  • Обращайте внимание и старайтесь запомнить всех незнакомых лиц, которые якобы случайно оказываются в вашем жилом помещении, в автомобиле, рядом с вами, поскольку эти лица могут что-либо подкинуть, подложить вам.

Ясно, что каждого не запомнишь, в особенности знакомых, но, если есть хоть малейшее подозрение о том, что вы оказались (или можете оказаться) в поле зрения сотрудников полиции, необходимо быть бдительным.

Уясните для себя, что почти все процессуальные действия проводятся с участием понятых. Это значит, что понятые должны фактически присутствовать при проведении следственного действия на всем его протяжении и на каждом этапе, при этом они должны быть посторонними лицами, случайными приглашенными в качестве таковых.

Соответственно необходимо стараться запомнить понятых внешне, где они находились в момент следственного действия, например, в момент выемки наркотического средства, видели ли они все манипуляции, производимые оперативными работниками, следователем, в каком порядке ставили подписи в протоколе.

И если понятые фактически отсутствовали, либо отсутствовал один их них, либо понятые не видели и не могли видеть проводимое следственное действие ввиду того, что, например, находились в другой комнате, но несмотря на это заверили своими подписями правильность проведения данного действа, то, во-первых, об этом необходимо сделать отметку в протоколе в графе «замечания». В дальнейшем необходимо ходатайствовать о признании данного протокола следственного действия недопустимым доказательством, проведении очной ставки с понятыми, на которой следует выяснять у понятых детали проведения процессуального действия, ходатайствовать о вызове понятых в суд и так же детально допрашивать их в суде.

  • Если вам что-либо подкинули и изымают, не следует об этом молчать.

Об этом следует кричать, в прямом и в переносном смысле. То есть, об этом следует громко заявить, чтобы понятые, присутствующие при обыске, выемке, услышали ваши возражения. И обязательно указать об этом в протоколе проводимого следственного действия.

Да и вообще, чем больше внимания вы привлечете к своей персоне (внимание не только понятых, а и посторонних, возможно соседей), тем вероятнее, что они вас запомнят, и смогут дать показания относительно вашего поведения во время следственного действия.

  • Стараться не прикасаться к подброшенному предмету.

Конечно, не прикасаться бывает очень трудно, но необходимо быть осмотрительней, ведь на кону ваша свобода. И если это произошло сразу же заявить устно и письменно, указав на момент, когда произошло это прикосновение, и в какую часть предмета.

  • Свидетель также имеет право ходатайствовать о своем допросе в качестве такового с участием адвоката.

Лицо, которое в дальнейшем станет подозреваемым и обвиняемым, зачастую изначально допрашивается в качестве свидетеля. Но как говорят работники правоохранительных органов, от свидетеля до подозреваемого – одно постановление.

Здесь необходимо запомнить, что даже будучи свидетелем лицо имеет право ходатайствовать о своем допросе в присутствии адвоката.

Адвокат понадобится в любом случае, если лицо перейдет в ранг подозреваемых, поэтому, чем раньше появится защитник, тем лучше.

Неоспорим тот факт, что необходимо иметь «своего» проверенного адвоката, но, понятно, что не каждый может себе это позволить.

Если вам не повезло, и такого адвоката у вас нет, стоит заключить соглашение с адвокатом по своему выбору, а не с адвокатом, навязанным вам сотрудниками правоохранительных органов. В особенности стоит отказаться от навязчиво предлагаемого следователем адвоката.

Если все-таки вы согласились на адвоката государственного, приглашенного следователем (дознавателем), то в дальнейшем следует проверить, действительно ли данный адвокат дежурил в этот день согласно графику дежурств, утверждаемых палатой адвокатов вашего региона.

И если нет, то немедленно отказывайтесь от его услуг, поскольку очевидно, что это так называемый, адвокат свой. Не ваш, а свой для сотрудников правоохранительных органов, который ничем вам не поможет, а только навредит.

  • При ознакомлении с материалами дела обязательно сфотографируйте дело. Полностью. От корки до корки.

Получив копии материалов уголовного дела, вам не составит труда доказать наличие исправлений в документах, уничтожение документа либо его части, внесение дополнений в документ. Для этого также необходимо будет ознакомиться с делом, уже находящемся в суде.

  • В судебном разбирательстве необходимо особенно тщательно допрашивать свидетелей обвинения (в особенности тех, которые, по-вашему мнению, не являются фактически свидетелями), настаивать на их вызове при неявке последних, и не соглашаться на оглашение их показаний, данных при производстве предварительного расследования.

Но здесь необходимо отметить, что законодатель не так давно ввел в Уголовно-процессуальный кодекс РФ такое спорное право суда либо по своей инициативе, либо по ходатайству стороны огласить показания свидетеля, установить место нахождения которого не представилось возможным, в том случае, если подсудимый ранее имел возможность оспорить показания такого свидетеля.

О введении данной нормы высказывались многие правоприменители: кто за, кто против, но очевидно, что данная норма затрудняет выявление подставных свидетелей и исключение их показаний из доказательственной базы, поскольку ссылка на обязательность «предоставления обвиняемому (подсудимому) в предыдущих стадиях производства по делу возможности оспорить эти доказательства предусмотренными законом способами» уж больно размыта.

  • Именно в суде первой инстанции необходимо представить как можно больше доказательств в обоснование своих доводов о фабрикации дел.

Это объясняется тем, что на стадии апелляционного рассмотрения дела заявить об исследовании новых доказательств (то есть не исследованных в суде первой инстанции) невозможно без объяснения причин, по которым такие доказательства не были представлены в суд первой инстанции.

По всем случаям фальсификации доказательств в уголовном деле следует обращаться с заявлением в Управление собственной безопасности региона. Никто не гарантирует, что сразу будет возбуждено уголовное дело в отношении нерадивого следователя или оперуполномоченного, но оставлять факт фальсификации без должного внимания нельзя ни при каких обстоятельствах.

Фальсификация доказательств в уголовном процессе

По неясным причинам законодатель не ввел уголовную ответственность за фальсификацию доказательств для судьи и секретаря судебного заседания, который ведет протокол судебного заседания, являющийся единственным доказательством, позволяющим проверить весь ход судебного разбирательства, в том числе порядок исследования доказательств, их содержание, соблюдение всеми участниками судебного разбирательства действующего законодательства и т.д.

Очень часто показания допрашиваемых в судебном заседании лиц искажаются в протоколе судебного заседания, то есть «подгоняются» под необходимый результат, а иногда и просто переписываются с обвинительного заключения (акта, постановления).

Если имеются подозрения о том, что в вашем случае было именно так, следует сравнить стилистику изложения показаний в протоколе судебного заседания (предварительно естественно следует получить его копию) и в обвинительном заключении либо непосредственно в протоколе допроса этого лица.

И в случае идентичности (порой секретари не удосуживаются даже поменять местами слова) заявить об этом в жалобе на приговор.

Но основной совет, которому следует последовать, – это вести аудиозапись судебного заседания.

Важно! Вести аудиозапись участник процесса может без разрешения судьи, в отличие от видеозаписи, которая, как и фотографирование, допускается только с разрешения председательствующего.

Если по своему содержанию аудиозапись отличается от протокола судебного заседания, то в обязательном порядке следует об этом заявить путем обращения с возражениями на протокол судебного заседания. Поскольку, если этого сделано не будет, в последующих инстанциях при пересмотре дела доводы о несоответствии содержания протокола судебного заседания действительности будут проигнорированы.

Это основные моменты, которые необходимо уяснить, чтобы минимизировать вариант фабрикации в отношении вас уголовного дела и вынесения обвинительного приговора.

Но опять же, повторюсь, предусмотреть в рамках одной статьи все варианты развития событий невозможно.

Не жалейте денег на адвоката, изыщите средства заключить соглашение на оказание юридической помощи, ведь на кону ваша свобода, а возможно и судьба.

ВНИМАНИЕ! В связи с последними изменениями в законодательстве, информация в статье могла устареть! Наш юрист бесплатно Вас проконсультирует – напишите в форме ниже.

Источник: https://opravdaem.ru/fraudulent/falsifikaciya-dokazatelstv-po-ugolovnomu-delu/

Когда полиция резину тянет – Свободная Пресса

Расследование уголовного дела полицией полная фикция

Как пишет РБК со ссылкой на пресс-службу Генпрокуратуры, полиция не соблюдает разумные сроки доследственных проверок, и уголовные дела приходится закрывать за истечением срока давности. Прокуроры жалуются, что по одним и тем же делам решения об отказе в возбуждении дела ведутся годами.

По данным Генпрокуратуры, таким образом в 2014 году было закрыто 733 тысячи дел, в 2015-м — 542 тысячи, за первые шесть месяцев 2016-го — 223 тысячи. Всего за 2,5 года было прекращено следствие по полутора миллионам уголовных дел.

В качестве одной из основных проблем Генпрокуратура считает слабую координацию органов дознания и оперативно-разыскных подразделений. Нарушения со стороны следователей и дознавателей часто вскрываются только после жалоб на них в вышестоящие органы.

Сказывается и низкая подготовка следователей. Многие из них просто не хотят браться за запутанные дела, боясь испортить статистику. Об этом говорят и цифры. Всего в год фиксируется около 30 миллионов обращений в полицию (по всем правонарушениям), проверку начинают только в 11 миллионах случаев, возбуждается же всего около 2,5 миллиона дел.

Очевидно, сказывается и коррупция. Пока идет проверка, принимается решение о возбуждении дела, сообщники преступника могут «договориться» со следствием.

Получается, что наиболее тщательно подготовленные преступления (как правило, совершенные организованной преступностью) и наиболее опасные оказываются безнаказанными. Это значит, что простой человек зачастую не может рассчитывать на защиту со стороны государства.

https://www.youtube.com/watch?v=48Jfjkz2v78

Зато те, кто украл мешок картошки, практически гарантированно будут сидеть. Ведь «распутать» кражу в деревне намного проще, чем хищения через офшоры. К тому же за счет простых преступлений следователи могут выправить собственные показатели…

Эксперт правового управления ГУ МВД России по Москве, полковник милиции в отставке Евгений Черноусов считает причиной неудовлетворительной работы следствия сразу несколько факторов:

— Согласно требованиям УПК и УК РФ определен срок давности для уголовных дел. За умышленное убийство с отягчающими обстоятельствами самый большой срок давности — 15 лет, по остальным статьям срок давности меньше. Что означает этот срок? Если за этот период не нашли преступника, то потом его нельзя привлекать к ответственности, даже если найдут.

Большое количество прекращенных дел свидетельствует о ненадлежащей работе прокуратуры, Следственного комитета, МВД. Это недостатки оперативного состава и следователей. 30−40 лет назад таких дел было заметно меньше, процент раскрываемости преступлений был выше.

Есть и другая причина. Если тщательно анализировать дела, то часто видно, что преступление могло быть раскрыто, но по каким-то причинам с обвиняемых снято обвинение. Говорят, что якобы не было доказательств. Дела даже в суд не отправляются. И тут как раз можно говорить о коррупции.

Беда в том, что изменились критерии оценки следственных органов. Мол, преступление не раскрыто, и ничего страшного. В советское время, если убийство было не раскрыто, то контролирующие и проверяющие органы следственную группу просто могли «затоптать». Могли снять с занимаемой должности за непрофессионализм. Сейчас просто пожурят, объявят выговор и ничего более.

К сожалению, снизилась надзорная роль прокуратуры. Прокурор может полностью наблюдать за ходом дела, которое возбуждено органом дознания. Это дела небольшой тяжести, со сроком наказания до пяти лет лишения свободы.

А вот все остальные дела, возбужденные не органами дознания, а органами следствия, прокурор контролировать не может. Он не может приказать возбудить дело или прекратить его, всё делается только через руководителя следствия.

Прокурор может только не подписать обвинительное заключение при отправке дела в суд. Раньше прокурор надзирал за всем процессом.

Вот эти права и надо восстановить.

Сейчас органы следствия стали чувствовать себя более вольготно, менее ответственно. Прокуратуре надо вернуть права надзора в полном объёме. А еще практика показывает, что хуже стало потерпевшим от преступлений.

«СП»: — Может, за многие запутанные дела следователи просто не берутся, чтобы не портить статистику?

— Совершенно верно. Я сам закончил в Волгограде Высшую следственную школу МВД СССР в 1976 году. Эта школа готовила высококвалифицированных следователей для всей страны. За профессионализм выпускников уважали не только у нас, но и в других государствах. Следователь в системе МВД считался представителем элиты, был самым квалифицированным юристом.

Сейчас роль следователя ушла на второй план. Просто потому, что следователей где только не готовят. Уровень крайне низкий. И качество следствия сегодня на самом низком уровне за последние, скажем, лет 50. Это проблема номер один.

Но главное, подчеркну, раньше прокурор мог дать письменное указание, которое было обязательно для исполнения. Сейчас следователь вместе со своим руководителем сами решают, закрыть ли дело, стоит ли его отправлять в суд.

И получилось, что рука руку моет.

Часто прекращение дела за истечением срока давности означает, что оно лежало без движения. Сегодня ко многим делам подходят чисто формально.

Нет еще преемственности кадров. Старые уходят, а новые ничего от них не взяли.

На мой взгляд, надо провести серьезную чистку среди следователей, выгнать с низкой квалификацией. Сегодня на бумаге следователей достаточно, всё укомплектовано. Но по сути это фикция. Надо в корне менять работу следственного аппарата. И МВД, и ФСБ, и Следственного комитета.

Видимо, проблему надо решать на уровне исполнительной и законодательной власти. Как сегодня расследовать дела нельзя. Как и мириться с коррупцией среди следователей.

«СП»: — Чем объяснить, что из 30 миллионов сообщений о правонарушениях только в 11 миллионах случаев полиция проверяет заявление, а из этих 11 миллионов получается только 2,5 миллиона уголовных дел?

— Это всё порочная практика — вначале проводить проверку, чтобы на ее основе возбудить уголовное дело или отказать в этом. Так поступают только в нашей стране. В странах Европы, даже в Белоруссии и Молдавии работают по-другому.

У нас как думают? Мол, возбудим уголовное дело, а раскрыть не сможем, это плохо отразится на статистике. За границей уголовное дело возбуждается по каждому заявлению. Просто нет такого понятия, как отказ в возбуждении. Если доказательств нет, то уголовное дело прекращается, но решения об отказе не принимаются. Но это нам надо менять УПК.

Есть, кстати, предложение в недрах МВД. Надо отменить предварительную проверку, когда людей допрашивают с целью выяснить, есть ли состав преступления, стоит ли возбуждать дело. Сегодня получается, что вначале людей допрашивают в ходе проверки, а потом еще раз, если решение о возбуждении дела принимается. Это двойная работа, какая-то артель «напрасный труд». Такую практику надо ломать.

Правда, в этом не заинтересована прокуратура. Ведь сегодня она может проверять, законно ли отказали в возбуждении уголовного дела. Прокуратура хочет у себя оставить эти функции. Хотя, если бы дело возбуждалось сразу, у прокуратуры и претензий не было бы.

Вдобавок ко всему в нынешней системе часто страдают сотрудники уголовного розыска.

Они вначале отказывают в возбуждении уголовного дела, чтобы не портить статистику нераскрытыми делами, а потом выясняется, что состав преступления был. Их потом привлекают к ответственности.

Если дело возбуждать сразу, то сотрудники будут работать спокойно. И будет меньше дел на сотрудников, которые занимаются проверкой заявлений. А сегодня их много.

— Конечно, сказывается большая загруженность следователей, — говорит руководитель Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов.

— Но при этом есть и коррупционные факторы. Закрытие дел за истечением срока давности стало целой технологией. Эта технология была применена в отношении уголовного дела по хищениям бюджетных средств при строительстве МКАД.

Сегодня это обычная практика, когда дело перебрасывается из одного отдела в другой, потом отсылают на доследование и так далее. И тут претензии не только к следствию. Это целая машина.

«СП»: — Можно изменить эту ситуацию?

— Нужно вводить персональную ответственность. Естественно, надо менять УПК с учетом ныне существующих коррупционных практик.

Источник: https://svpressa.ru/society/article/160572/

Selsovet-jurist
Добавить комментарий