Отказ в предоставлении переводчикапри административном деле

Последствия непредоставления переводчика в судебное заседание

Отказ в предоставлении переводчикапри административном деле

Согласно ч. 3 ст.

18 УПК РФ следственные и судебные документы, подлежащие обязательному вручению обвиняемому, не владеющему или недостаточно владеющему языком судопроизводства, должны быть переведены на его родной язык.

Непредставление переводчика в судебном заседании, когда для  этого есть законные основания, при рассмотрении ходатайства о продлении обвиняемому меры пресечения является нарушением права на защиту.

Определение Судебной коллегии по уголовным делам верховного Суда РФ

 от 10 декабря 2009 г. № 66-О09-219

(Извлечение)

            Органами предварительного расследования П. обвинялся в посягательстве на жизнь сотрудников правоохранительных органов в целях воспрепятствования их законной деятельности по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, а также в  незаконном приобретении, хранении, ношении, перевозке огнестрельного оружия.

            По постановлению Иркутского областного суда от 22 октября 2009 г. в отношении П. продлён срок содержания под стражей. В кассационной жалобе адвокат Ш. в защиту прав и интересов обвиняемого П. просит отменить постановление, ссылаясь на нарушение прав подзащитного, предусмотренных ст.

26 Конституции Российской федерации и ст. 47 УПК РФ. На вопросы суда П. отвечал на ингушском языке, переводчика не было, его права и обязанности разъяснялись ему на русском языке. Между тем на предварительном следствии 21 февраля 2008 г.

ходатайство обвиняемого о предоставлении ему переводчика было удовлетворено, после чего при проведении следственных действий об был обеспечен переводчиком. 10 декабря 2008 г. и 6 августа 2009 г. кассационными определениями подтверждено право обвиняемого пользоваться помощью переводчика.

В 2009 году трижды продлевались сроки следствия в связи с необходимостью обеспечения участия переводчика в уголовном деле, по этой же причине срок следствия продлён до 28 января 2010 г. 

            Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 10 декабря 2009 г. постановление отменила по следующим основаниям.

            Статья 26 Конституции Российской Федерации гарантирует каждому гражданину реализацию права определять и указывать свою национальную принадлежность, пользоваться родным языком, свободно выбирать язык общения. 

            Согласно ч. 3 ст. 18 УПК РФ следственные и судебные документы, подлежащие обязательному вручению обвиняемому, не владеющему или достаточно владеющему языком судопроизводства, должны быть переведены на его родной язык.

            Согласно пп. 6 и 7 ч. 4 ст. 46 УПК РФ подозреваемый и обвиняемый вправе давать показания и объяснения на родном языке, которым он владеет, пользоваться помощью переводчика бесплатно.

            В соответствии со ст. 392 УПК РФ вступившие в законную силу приговор, определение, постановление суда обязательны для всех, в том числе для органов государственной власти, к числу которых относится и суд.

            Как следует из материалов дел, П. в судебном заседании заявил ходатайство о предоставлении ему переводчика. Защитник Ш. поддержал ходатайство подзащитного, ссылаясь на то, что Верховный Суд РФ дважды подтверждал правильность возращения уголовного дела прокурору по основаниям, связанным с необходимостью участия переводчика в производстве по уголовному делу.

            Рассмотрев ходатайство обвиняемого, суд постановил отказать  в его удовлетворении.

            Решение по ходатайству мотивировано тем, что П.

в достаточной мере владеет русским языком, так как в материалах уголовного дела имеются данные, что он окончил российскую среднюю школу и техникум, обучение в которых проводилось  на русском языке, является гражданином РФ, проживает в г.

Иркутске с 1995 года, неоднократно участвовал в следственных действиях  и судебном разбирательстве, производство в которых осуществлялось на русском языке, и в услугах переводчика не нуждался.

            Между тем приведенные судом данные противоречат материалам уголовного дела, приобщённым к ходатайству о продлении срока содержания под стражей, в частности решениям суда первой и кассационной инстанции, вступившим в законную силу  и обязательным для исполнения всеми.

             Как правильно пояснял в судебном заседании защитник П.

, при рассмотрении ходатайства следователя о продлении меры пресечения обвиняемому уголовное дело дважды возвращалось прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом по основаниям, связанным с участием переводчика в производстве по уголовному делу, и дважды указанные решения суда первой инстанции судом кассационной инстанции были оставлены без изменения.

            Приведённые и в кассационной жалобе защитника доводы о том, что уголовное дело дважды возвращалось прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом именно в связи с нарушением требований ст. 18 УПК РФ, подтверждаются материалами дела.

            Постановление Иркутского областного суда от 22 сентября 2008 г. о возвращении уголовного дела прокурору в связи с нарушениями норм УПК РФ, в том числе  и ст. 18 УПК РФ, оставлено без изменения кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 10 декабря 2008 г.

            Постановление Иркутского областного суда от 19 мая 2009 г. о возвращении уголовного дела прокурору в связи с нарушением уголовно-процессуального закона, препятствующими его рассмотрению судом, оставлено без изменения кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 6 августа 2009 г.

            Из содержания судебных решений, имеющихся в материалах уголовного дела, следует, что в период предварительного расследования уголовного дела по ходатайству обвиняемого и его защитника был назначен переводчик со знанием ингушского языка. Вместе с тем  нарушение требований ст. 18 УПК РФ постановление о привлечении П.

в качестве обвиняемого не было переведено на ингушский язык и перевод указанного процессуального документа обвиняемому не был вручен; ознакомление с материалами дела, составление обвинительного заключения также произведены с нарушением принципов судопроизводства, обеспечивающих право обвиняемого на защиту; кроме того, органами предварительного расследования незаконно и необоснованно принято решение об отказе в удовлетворении ходатайства о предоставлении переводчика по уголовному делу, возращённому прокурору  именно в связи с невыполнением требований в части обеспечения права обвиняемого на защиту, связанных с участием переводчика  в производстве по уголовному делу.  

            При таких обстоятельствах отказ в удовлетворении ходатайства о предоставлении переводчика в судебном заседании при рассмотрении ходатайства о продлении обвиняемому П. меры пресечения при указанных основаниях возращения уголовного дела прокурору противоречит положениям ст. 18 УПК РФ, нарушает требования ст. 392 УПК РФ.

Решение суда противоречит как ранее принятому органами предварительного расследования решению о назначении П.

переводчика, так и решениям судов первой и второй инстанций по данному уголовному делу, которые вступили в законную силу и обязательны как для органов предварительного расследования, которые инициировали вопрос о продлении обвиняемому срока содержания под стражей, так и для суда, рассматривающего материал по ходатайству следователя.

            При уже установленных данных о необходимости участия переводчика в производстве по делу предоставление переводчика обвиняемому П. являлось обязательным.

            Указанное нарушение уголовно-процессуального закона повлекло за собой нарушение право П. на защиту, так как наличие у обвиняемого защитника, владеющего русским языком, не гарантирует реализацию П. право свободно пользоваться  родным языком при фактически установленном решениями органов предварительного расследования и суда недостаточном владении им русским языком.

            По смыслу закона при недостаточном владении языком понимается такой уровень знания языка, когда лицо не может уяснить смысл новых сложных для него понятий, т. е. владение языком не определяется как свободное, а, следовательно, лицо лишено возможности эффективно защищать свои права и законные интересы в рамках уголовного судопроизводства на всех его стадиях.

            Как пояснил в судебном заседании кассационной инстанции сам обвиняемый, по результатам рассмотрения ходатайства следователя о продлении срока содержания под стражей  ему понятно, что срок содержания его под стражей продлён, но не ясно, из чего при этом исходил суд и на чём основано такое решение суда, так как судебное заседание было проведено без переводчика, постановление о продлении срока содержания под стражей от 22 октября 2009 г. ему не было вручено в переводе на ингушский язык.

            Из материалов дела следует, что заявление защитника с просьбой о переводе судебных документов, подлежащих вручению обвиняемому,  с русского на ингушский язык, было возвращено  ему со ссылкой на его необоснованность, что противоречит ч. 3 ст. 18 УПК РФ, обязывающей суд перевести подлежащие обязательному  вручению документы на родной язык обвиняемого или на язык, которым он владеет.

            Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ постановление от 22 октября 2009 года отменила, материалы по ходатайству  о продлении срока содержания под стражей направила на новое судебное рассмотрение  в тот же суд. В отношении П. избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

 

Источник: https://otkrmir.ru/uslugi-perevoda/sudebnyy-perevod/posledstviya_nepredostavleniya_perevodchika_v_sude/

Переводчик при составлении протокола ГИБДД

Отказ в предоставлении переводчикапри административном деле

Переводчик при составлении протокола ГИБДД

При составлении сотрудниками ГИБДД протоколов об административных правонарушениях у водителей возникает много вопросов.

Например, обязан ли сотрудник ГИБДД предоставить водителю, не владеющему русским языком переводчика? Как повлияет на судьбу дела нарушение прав водителя в данной части?

Для водителей, которых волнует данный вопрос,  опытный автоюрист подготовил видеоролик. В данном видео юрист компании подробно разбирает многие вопросы, связанные с привлечением переводчиков при возбуждении и рассмотрении дел об административных правонарушениях.

Также водители могут ознакомиться с другими видеороликами опытного автоюриста. На данный момент подготовлено несколько сот видеороликов, в которых юрист компании разбирает практически все спорные ситуации, возникающие при общении водителей с сотрудниками ГИБДД.

Из судебной практики:  

Справка о результатах обобщения судебной практики применения мировыми судьями и районными судами законодательства о прекращении производства по делам об административных правонарушениях за 2-е полугодие 2009 года и  1-е полугодие 2010 года

Нарушение процессуальных прав лица, привлекаемого к административной ответственности в части привлечения к делу переводчика в случаях, когда лицо в силу своего физического состояния не владеет языком, на котором ведется судопроизводство, явилось основанием к прекращению производства по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ.

Согласно ст. 24.2.

КоАП РФ  лицам, участвующим в производстве по делу об административном правонарушении и не владеющим языком, на котором ведется производство по делу, обеспечивается право выступать и давать объяснения, заявлять ходатайства и отводы, приносить жалобы на родном языке либо на другом свободно избранном указанными лицами языке общения, а также пользоваться услугами переводчика.

В соответствии со ст. 25.10 КоАП РФ в качестве переводчика может быть привлечено любое не заинтересованное в исходе дела совершеннолетнее лицо, владеющее языками или навыками сурдоперевода (понимающее знаки немого или глухого), необходимыми для перевода или сурдоперевода при производстве по делу об административном правонарушении.

Переводчик назначается судьей, органом, должностным лицом, в производстве которых находится дело об административном правонарушении.

Переводчик обязан явиться по вызову судьи, органа, должностного лица, в производстве которых находится дело об административном правонарушении, выполнить полно и точно порученный ему перевод и удостоверить верность перевода своей подписью.

Переводчик предупреждается об административной ответственности за выполнение заведомо неправильного перевода.

За отказ или за уклонение от исполнения обязанностей, предусмотренных частью 3 настоящей статьи, переводчик несет административную ответственность, предусмотренную настоящим Кодексом.

Постановлением мирового судьи судебного …. от … 2009 года прекращено производство по делу об административном правонарушении в отношении П. по ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, за отсутствием состава административного правонарушения.

В отношении П. … 2009 года был составлен протокол об административном правонарушении по ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ.

П. … 2009 года управлял автомобилем … с явными признаками опьянения. В отношении него составлен протокол об отстранении от управления транспортным средством, основанием отстранения указано: направление в ОНД на медицинское освидетельствование. В протоколе о направлении на медицинское освидетельствование П.

, указаны признаки опьянения у последнего: запах алкоголя из полости рта; неустойчивость позы; изменение окраски кожных покровов, а также отказ от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения на месте. Из акта медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством установлено, что П.

отказался от прохождения освидетельствования. В акте зафиксировано наличие запаха алкоголя изо рта на расстоянии у испытуемого.

В рапорте инспектора ДПС  указано, что П. – глухонемой в качестве сурдопереводчика участвовала его жена, однако в процессуальных документах её статус никак не зафиксирован.

В ходе рассмотрения дела об административном правонарушении, мировым судьей установлено, что П. является инвалидом детства (глухонемой).

Из показаний врача Е., допрошенной в суде и проводившей медицинское освидетельствование установлено, что при проведении медицинского освидетельствования П. сурдопереводчик предоставлен не был, он не понимал значение жестов врача.

Также П. не понимал и требования сотрудников ДПС о необходимости пройти медицинское освидетельствование, согласие на медицинское освидетельствование было зафиксировано в протоколе уже после доставления П. в наркологический диспансер.

Источник: сайт Астраханского областного суда

Источник: http://barrister.3dn.ru/publ/avtojurist/perevodchik_pri_sostavlenii_protokola_gibdd/22-1-0-2160

Вопросы, возникающие на стадии возбуждения дела об АП иностранного гражданина

Отказ в предоставлении переводчикапри административном деле

В случае совершения административного правонарушения иностранным гражданином или лицом без гражданства, не владеющего русским языком, для реализации предоставленных лицу, в отношении которого ведется дело об административном правонарушении, прав и обязанностей сотруднику ГИБДД необходимо привлечь переводчика. Однако на практике на территории Московской области отсутствует возможность привлечь переводчика к участию в производстве по делу об административном правонарушении. Данная проблема особенно часто возникает у сотрудников ГИБДД, несущих службу на федеральных автодорогах .

Участие в необходимых случаях в производстве по делу об административных правонарушениях переводчика – важная гарантия равноправия, объективности рассмотрения дела, обеспечения выполнения задач производства по делам об административных правонарушениях, провозглашенных ст. 24.1 КоАП РФ.

Обязанность по предоставлению услуг переводчика возлагается на должностное лицо, в производстве которого находится дело об административном правонарушении. Так, в соответствии с ч. 2 ст. 25.

10 КоАП РФ переводчик назначается судьей, органом, должностным лицом, в производстве которых находится дело об административном правонарушении.

Таким образом, эта обязанность возникает у должностного лица, составившего протокол об административном правонарушении, и исполняется посредством фиксации в установленном порядке в протоколе об административном правонарушении права на переводчика, либо отказ от права на переводчика, а также в случае необходимости – фиксации факта назначения конкретного переводчика.

Правовой статус переводчика в административном производстве закреплен в ст. 25.

10 КоАП РФ, частью 3 которой установлена обязанность переводчика явиться по вызову судьи, органа, должностного лица, в производстве которых находится дело об административном правонарушении.

За отказ или за уклонение от исполнения своих обязанностей переводчик несет административную ответственность, предусмотренную КоАП РФ.

Таким образом, поскольку обязанность должностного лица, составляющего протокол об административном правонарушении, по предоставлению услуг переводчика императивно установлена законом, им должны быть предприняты необходимые меры для предоставления переводчика лицу, участвующему в производстве по делу об административном правонарушении и не владеющему государственным (русским) языком.

В связи с отсутствием в административном производстве процедуры установления личности, рядом районных судов не принимаются к рассмотрению материалы об административном правонарушении (либо материалы возвращаются на основании подпункта 4 пункта 1 статьи 29.

4 КоАП РФ по причине неполноты представленных документов) в отношении незаконно находящихся на территории Российской Федерации иностранных граждан и лиц без гражданства, не имеющих документов, удостоверяющих личность, хотя диспозиция и санкция за нарушение иностранным гражданином или лицом без гражданства режима пребывания (проживания) в Российской Федерации, выразившееся, в том числе в отсутствии документа, подтверждающего право на пребывание (проживание) в Российской Федерации четко регламентированы в статье 18.8 КоАП РФ.

В соответствии с пунктом 15 части 1 статьи 27.2 КоАП РФ иностранные граждане, не имеющие документы, удостоверяющие личность за совершение административных правонарушений, предусмотренных главой 18 КоАП РФ, доставляются в ОВД для установления личности.

Исходя из части 2 статьи 27.5 КоАП РФ иностранные граждане, могут задерживаться на срок не более 48 часов. Установить личность иностранного гражданина и получить документы, удостоверяющие его личность, за указанный период не представляется возможным.

Судами Московской области не принимаются, в качестве доказательства – сведения, содержащиеся в центральном банке данных по учету иностранных граждан временно пребывающих и временно или постоянно проживающих в РФ, введенном Постановлением Правительством Российской Федерации от 06 апреля 2005 года № 186.

В соответствии с пунктом 2 статьи 26.1 КоАП РФ по делу об административном правонарушении подлежит установлению лицо, совершившее противоправные действия (бездействие), за которые предусмотрена административная ответственность.

Как и иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела, данные о личности лица, привлекаемого к административной ответственности, могут быть установлены доказательствами, перечисленными в части 2 статьи 26.2 КоАП РФ.

Такими доказательствами могут быть рапорты должностных лиц, выявивших иностранного гражданина, нарушающего режим пребывания на территории Российской Федерации, справка, составленная на основании данных миграционного учета Федеральной миграционной службы о наличии и сроках регистрации по месту временного пребывания иностранного гражданина, копия обращения в дипломатическое представительство или консульское учреждение страны проживания иностранного гражданина об оказании содействия в установлении его личности и документировании, результаты проверок по учетам Информационного центра Управления внутренних дел Московской области, иных информационных учреждений системы МВД Российской Федерации, дактилоскопическая карта или анкета опроса иностранного гражданина, утратившего в период пребывания на территории Российской Федерации документы, удостоверяющие личность, свидетельские показания представителя работодателя иностранного гражданина, лиц, совместно проживающих или работающих с иностранным гражданином, либо иных лиц.

Следует отметить, что наряду с личностью лица, привлекаемого к административной ответственности, необходимо устанавливать и его принадлежность к гражданству какого-либо государства либо отсутствие такового, поскольку субъектом административного правонарушения, предусмотренного ст. 18.8 КоАП РФ, является только иностранный гражданин или лицо без гражданства.

Не допускается использование доказательств по делу об административном правонарушении, полученных с нарушением закона, в том числе доказательств, полученных при проведении проверки в ходе осуществления государственного контроля (надзора) и муниципального контроля.

Правильность сообщенных иностранным гражданином сведений проверяется по регистрам банка данных миграционного учета, ведущегося по правилам, определенным в Положении о создании, ведении и использовании центрального банка данных по учету иностранных граждан, временно пребывающих и временно или постоянно проживающих в Российской Федерации, утвержденном Постановлением Правительства РФ от 6 апреля 2005 года № 186.

Факты сожительства иностранных граждан с гражданами РФ рассматриваются судьями как «устойчивые социальные (семейные) связи» и в последствии с данной формулировкой принимаются решения без применения дополнительной меры административного законодательства – выдворения за пределы РФ, хотя в Обзоре законодательства и судебной практики Верховного суда РФ за второй квартал 2008 года, с учетом положений части 2 статьи 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (г. Рим, 4 ноября 1950г.), статей 8 и 9 Конвенции о правах ребенка (принята 20 ноября 1989г. Резолюцией 44/25 Генеральной Ассамблеи ООН) не исключается возможность назначения дополнительного наказания, в виде административного выдворения за пределы Российской Федерации по части 1 статьи 18.8 КоАП РФ иностранному гражданину или лицу без гражданств при наличии у него членов семьи (супруга и детей), проживающих на территории Российской Федерации и являющихся гражданами Российской Федерации, если это лицо длительное время незаконно (с нарушением установленного режима пребывания (проживания) на территории Российской Федерации) находится на территории Российской Федерации и ранее уже привлекалось к административной ответственности по статье 18.8 КоАП РФ без применения дополнительного наказания, в целях предупреждения совершения новых правонарушений как самим правонарушителем, так и другими лицами (часть 1 статьи 3.1 КоАП РФ).

Решение вопроса о возможности применения судом в качестве дополнительного наказания, установленного ч. 1 ст. 18.

8 КоАП РФ, выдворения иностранного гражданина или лица без гражданства за пределы Российской Федерации как меры ответственности за совершенное этим лицом административное правонарушение в сфере миграционной политики должно осуществляться с учетом не только норм национального законодательства, действующего в этой сфере, но и актов международного права, участником которых является Российская Федерация.

По смыслу положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод (г. Рим, 4 ноября 1950 г.), вступившей в силу для России 5 мая 1998 г., и Конвенции о правах ребенка (принята 20 ноября 1989 г.), вступившей в силу для СССР и его правопреемника – Российской Федерации 2 сентября 1990 г.

, с учетом их применения Европейским судом по правам человека административное выдворение иностранного гражданина или лица без гражданства за пределы Российской Федерации, влекущее вмешательство в право на уважение личной и семейной жизни, допускается в тех случаях, когда оно необходимо в демократическом обществе и соразмерно публично-правовым целям.

Поэтому при назначении дополнительного наказания в виде административного выдворения за пределы Российской Федерации по ч. 1 ст. 18.

8 Коде КоАП РФ судья должен исходить из действительной необходимости применения к иностранному гражданину или лицу без гражданства такой меры ответственности, а также из ее соразмерности целям административного наказания, с тем чтобы обеспечить достижение справедливого баланса публичных и частных интересов в рамках административного судопроизводства.

При этом конкретные обстоятельства, связанные с совершением административного правонарушения (длительность незаконного нахождения на территории Российской Федерации, повторное или неоднократное привлечение к административной ответственности по ст. 18.

8 КоАП РФ и т.д.

), подлежат оценке в соответствии с общими правилами назначения административного наказания, основанными на принципах справедливости, соразмерности и индивидуализации ответственности, согласно которым при назначении административного наказания иностранному гражданину или лицу без гражданства учитываются характер совершенного им административного правонарушения, личность виновного, его имущественное положение, обстоятельства, смягчающие или отягчающие административную ответственность (ч. 2 ст. 4.1 КоАП РФ).

Указанные обстоятельства, в том числе наличие у лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, членов семьи, проживающих на территории Российской Федерации и являющихся гражданами Российской Федерации, должны быть выяснены и установлены судьей в порядке главы 26 КоАП РФ.

Если с соблюдением указанных положений необходимость применения к иностранному гражданину или лицу без гражданства административного выдворения за пределы Российской Федерации как единственно возможного способа достижения целей административного наказания, связанного с предупреждением совершения новых правонарушений как самим правонарушителем, так и другими лицами (ч. 1 ст. 3.1 КоАП РФ), будет установлена, назначение ему дополнительного административного наказания, предусмотренного ч. 1 ст. 18.8 КоАП РФ, не исключается.

При рассмотрении материалов по части 1 статьи 19.27 КоАП РФ, в качестве доказательной базы сотрудники УФМС России по Московской области прилагают:

Источник: http://www.edeev.ru/publ/administrativnye_pravonarushenija/privlechenie_k_administrativnoj_otvetstvennosti_inostrannogo_grazhdanina/voprosy_voznikajushhie_na_stadii_vozbuzhdenija_dela_ob_ap_inostrannogo_grazhdanina/147-1-0-245

Переводчик

Отказ в предоставлении переводчикапри административном деле

Правом участников производства по делам об административных правонарушениях является право говорить на родном языке и пользоваться услугами переводчика.

Учитывая, что при производстве по делам об административных правонарушениях таможенными органами лицами, в отношении которых ведется производство, а также свидетелями зачастую бывают иностранные граждане, а также представляемые таможенному органу документы на перемещаемые товары (транспортные средства), которые могут быть доказательствами по делам, часто выполнены на иностранных языках, участие в производстве по делу об административном правонарушении переводчика имеет существенно важное значение, тем более, что согласно статье 24.2 КоАП РФ производство по делам об административных правонарушениях ведется на русском языке – государственном языке Российской Федерации. Наряду с государственным языком Российской Федерации производство по делам об административных правонарушениях может вестись на государственном языке республики, на территории которой находятся судья, орган, должностное лицо, уполномоченные рассматривать дела об административных правонарушениях.

В соответствии со статьей 25.

10 КоАП РФ в качестве переводчика может быть привлечено любое не заинтересованное в исходе дела совершеннолетнее лицо, владеющее языками или навыками сурдоперевода (понимающее знаки немого или глухого), необходимыми для перевода или сурдоперевода при производстве по делу об административном правонарушении. Переводчик назначается судьей, органом, должностным лицом, в производстве которых находится дело об административном правонарушении.

На практике у должностных лиц таможенных органов нередко возникает вопрос, как (каким документом) можно подтвердить предполагаемое владение определенного не заинтересованное в исходе дела совершеннолетнего лица, иностранным языком, при том, что кроме распространенных английского или немецкого языков, должностным лицам таможенных органов требуются переводчики, например, с турецкого, испанского, португальского и других языков?

На наш взгляд, одним из доказательств этого является диплом переводчика или преподавателя соответствующего иностранного языка, однако не всегда даже в многочисленных фирмах, занимающихся переводами, можно найти дипломированных специалистов-переводчиков как с некоторых наименее распространенных языков, так и, к примеру, с молдавского, или украинского. В связи с чем, еще одним доказательством подтверждения владения иностранным языком лицом, назначаемым переводчиком, полагаем возможным считать документ, подтверждающий его постоянное длительное место жительства на территории того государства, где распространен данный язык либо язык является государственным.

К обязанностям переводчика относятся: явиться по вызову судьи, органа, должностного лица, в производстве которых находится дело об административном правонарушении, выполнить полно и точно порученный ему перевод и удостоверить верность перевода своей подписью.

До начала выполнения своих функций субъект административной юрисдикции, назначивший переводчика, разъясняет переводчику его права и обязанности и предупреждает об административной ответственности за выполнение заведомо неправильного перевода. За отказ или за уклонение от исполнения обязанностей, предусмотренных КоАП РФ, переводчик несет административную ответственность.

Переводчик имеет право на возмещение расходов, понесенных им в связи с явкой в суд, орган, должностному лицу, в производстве которых находится дело об административном правонарушении.

Как справедливо отмечалось некоторыми исследователями, если перевод выходит за пределы знаний переводчика, переводчику целесообразно иметь закрепленное законодательно право на самоотвод1, однако в действующем КоАП РФ данная норма отсутствует.

В соответствии с Федеральным законом от 17 ноября 1995г.

«О прокуратуре Российской Федерации»2 органы прокуратуры от имени Российской Федерации осуществляют надзор за соблюдением Конституции России и исполнением законов, действующих на территории Российской Федерации, а также за соответствием законам издаваемых правовых актов. Именно это и должно составлять предмет актов прокурорского реагирования. Причем, под нарушениями требований законов необходимо понимать нарушения конкретных требований законодательных актов, регламентном.: Астахов Д.В., Зубач А.В., Костенников М.В., Кардашова И.Б., Куракин А.В., Обыденова Т.В. Участники производства по делам об административных правонарушениях: Учебное пособие / Под ред. д.ю.н., проф. М.В. Костенникова. – М.: Московский университет МВД России, 2005. С 70.

См.: СЗ РФ.1995.№47.Ст.4472.

рующих конкретные правоотношения1…

Осуществляя надзор за исполнением законов органами административной юрисдикции, прокурор решает следующие задачи:

  • 1. проверяет соблюдение норм административного права, в том числе законность привлечения лиц к административной ответственности;
  • 2. осуществляет надзор за соблюдением законов, устанавливающих виды и размер административных наказаний, а также за выполнением законов об административной ответственности контрольно-надзорными органами;
  • 3. выявляет нарушения, способствующие совершению деяний, наказуемых в уголовном порядке, и тем самым получает данные, необходимые для борьбы с преступностью[1] .

Прокурор как участник производства по делам об административных правонарушениях наделен достаточно широкими государственновластными полномочиями.

Полномочия прокурора, отдельные вопросы правового положения данного участника производства по делам об административных правонарушениях нами были рассмотрены выше (см. «Прокурорский надзор и ведомственный контроль за производством по делам об административных правонарушениях»).

2

Источник: https://studref.com/486552/pravo/perevodchik

Selsovet-jurist
Добавить комментарий