Можно ли в сизо телефон

Содержание
  1. Условия содержания лиц, заключённых в следственный изолятор (СИЗО)
  2. Жизнь в СИЗО
  3. Процедура приёма
  4. Выбор камеры
  5. Условия в камерах
  6. Заболевания, препятствующие помещению в СИЗО
  7. Питание
  8. Баня и прогулка
  9. Пользование телефоном
  10. Правила распорядка
  11. Как в российских тюрьмах используют интернет и связь. 12 реальных фактов
  12. 1. Заключенных в соцсетях больше и больше с каждым годом
  13. 2. Знакомства — популярное занятие зеков в сети
  14. 3. Женщин заключенных в интернете почти нет
  15. 4. Заключенные активно зарабатывают телефонным и интернет-мошенничеством
  16. 5. Телефоны, симкарты и наркотики на зону доставляют дронами
  17. 6. Nokia — самая популярная марка телефонов в тюрьмах
  18. 7. Существуют интернет-магазины тюремных поделок
  19. 8. Передачу в тюрьму можно собрать онлайн
  20. 9. Зекам можно официально отправлять электронные письма
  21. 10. По закону зеку полагается 15 минут видеосвязи в сутки
  22. 11. В некоторых колониях можно стать киберспортсменом
  23. 12. На зоне можно выучится на оператора ЭВМ
  24. Владимир Ратников: СИЗО: связь с внешним миром
  25. Телефон в местах лишения свободы
  26. ссылкой:

Условия содержания лиц, заключённых в следственный изолятор (СИЗО)

Можно ли в сизо телефон

Каковы условия содержания в СИЗО? Правонарушители, в отношении которых ведётся дознание или обвиняемые во время судебного процесса, как правило, содержатся в СИЗО (следственных изоляторах временного содержания).

В СИЗО содержатся нередко и после суда и вынесения приговора, в тех случаях, если преступник подал апелляцию.

У людей, никогда не попадавших в заведения такого рода, возникает множество вопросов относительно комфортности пребывания.

Распорядок и условия пребывания в СИЗО едины для всех арестантов.

Родственники тех, кто попал в следственный изолятор временного содержания в первый раз, интересуются:

  • можно ли передать вентилятор;
  • можно ли пользоваться мобильником;
  • чем кормят;
  • что можно передать в передаче и пр.

На некоторые вопросы можно ответить сразу: «вентилятор использовать в СИЗО запрещено» и «мобильными телефонами заключённым пользоваться не разрешается». Ответы на другие вопросы о жизни людей, содержащихся под стражей, не столь очевидны и потребуют некоторого времени.

Жизнь в СИЗО

Для многих людей, которым вменяется вина в совершении преступлений, предварительная изоляция стала тяжелейшим испытанием, поскольку количество ограничений в изоляторах временного содержания намного превышает число ограничений в колонии или в тюрьме. Невозможность получить в передаче из дому вентилятор в жаркие летние дни и отсутствие возможности в любой момент связаться с близкими людьми – это не самые большие проблемы.

Пребывание под стражей с полным на то основанием можно назвать испытанием воли для заключённых в изоляторы. В СИЗО содержатся мужчины, женщины и подростки, начиная с определённого возраста. Следует сразу отметить, что комфорта для женщин и подростков намного больше, чем для мужчин. Во всяком случае отсутствуют некоторые ограничения.

Процедура приёма

Задержанных за различные правонарушения мужчин и женщин могут направить на содержание в следственный изолятор в любое время суток, поскольку он работает круглосуточно.

Прибывшие арестанты подвергаются тщательному личному досмотру, в ходе которого осматривают внутренние полости с целью предотвращения вероятности проноса предметов и веществ, запрещённых к применению.

Тщательному обыску подвергают вещи новоприбывших, вплоть до вспарывания предметов одежды и осмотра их изнутри. В процедуру приёма входят также снятие отпечатков пальцев (дактилоскопия), опрос и фотографирование.

Новоприбывшему вкратце сообщают об условиях пребывания и направляют в помещение, выбираемое с учётом целого ряда факторов.

Выбор камеры

При выборе места отсидки учитывают следующие критерии:

  • пол (разнополые заключённые вместе не содержатся);
  • возраст (подростки располагаются отдельно от взрослых);
  • уровень опасности (осуждённые пожизненно содержатся отдельно);
  • количество отсидок (попавшие повторно/многократно содержатся отдельно от тех, кто попал в СИЗО в первый раз);
  • для воспрепятствования общению и налаживанию коммуникативных связей подельников и проходящих по перекликающимся процессам сажают в разные помещения.

Условия в камерах

Относительно условий следует сказать, что при норме 4 метра на человека в реальности получается, что на одного обвиняемого/подсудимого приходится 2,5 метра.

Адаптироваться к таким условиям невозможно, в итоге у людей по причине постоянного нарушения жизненного пространства нередко возникают нервные срывы или присутствует постоянное угнетённое моральное состояние.

В камерах наличествует соответствующее нормам количество посадочных и спальных мест, но если учесть, что помещения нередко переполнены, то несложно понять, что отдохнуть человеку в таких условиях практически невозможно. Имеются также спальные принадлежности и минимальные средства гигиены.

Поднимаются арестанты в шесть часов утра, после умывания их начинают кормить. После побудки и до отбоя в десять вечера лежание на нарах запрещается. Людей, сидящих в изоляторе временного содержания, выпускают только для:

  • проводимых в интересах следствия выездных мероприятий (следственные эксперименты, опознания, очные ставки);
  • периодических посещений защитника или адвоката;
  • 15-ти минут водных процедур в бане или в душе каждую неделю;
  • ежедневных прогулок.

Тесные камеры и некомфортные условия – почва для распространения всевозможных инфекций и развития заболеваний. Поэтому содержание под стражей невозможно в ряде случаев.

Заболевания, препятствующие помещению в СИЗО

в условиях, тяжёлых даже для здорового человека, для больного может стать роковым. Поэтому при наличии определённых болезней в размещении в СИЗО отказывают.

Отсутствие условий, делающих возможным пребывание в изоляторе для больного человека, и низкий уровень медицинского обслуживания неоднократно обсуждались на самых разных уровнях, но заметного прогресса достигнуто не было. В перечень болезней входят:

  • наличие паразитов и опасных инфекций;
  • наличие злокачественных опухолей;
  • поражения щитовидки и сахарный диабет;
  • паралич, тяжёлые формы заболеваний нервной системы;
  • туберкулёз;
  • СПИД, ВИЧ в 4 – 5 стадиях;
  • проблемы со зрением, слепота;
  • лучевая болезнь;
  • ампутации и травмы;
  • некрозы, заболевания почек и мочевыделительной системы и т. д.

Независимо от тяжести и типа заболевания освободить от пребывания под стражей может только комиссия, которая выдаст заключение. Направление на комиссию оформляет следователь или дознаватель, курирующий дело. Санчасть представляет собой несколько палат, в которых арестанты получают стационарное лечение или медицинскую помощь.

Шикарными условиями санчасть похвастаться не может, но подследственные или обвиняемые могут при необходимости проконсультироваться со специалистами разных профилей и получить лекарства/процедуры.

На приём к специалистам можно записаться у круглосуточно дежурящих фельдшеров. Кроме того, фельдшеров можно вызвать к больному в любое время. Если больному требуется госпитализация, инспектор охраны отправляет с ним на скорой помощи конвой сопровождения.

Питание

Спустя полчаса после утренней побудки приносят завтрак. Функции поваров, уборщиков, раздатчиков и прочего обслуживающего персонала выполняют осуждённые, оставшиеся отбывать срок наказания. Все три приёма пищи состоят из блюд первого, второго и чая.

Людей с ослабленным здоровьем должны кормить блюдами из специальной диеты, включающей творог, говядину и курицу, молочные продукты, соки, яйца. Качество питания зависит во многом от того, насколько внимательно начальство относится к данному вопросу.

Среди сидящих по второму – третьему разу принято использовать всевозможные ухищрения для получения улучшенного питания. В отношении питания жизнь в СИЗО оставляет желать лучшего.

Баня и прогулка

Арестантов, которым предстоит сидеть длительное время, беспокоят перспективы ограничения движения и отсутствия свежего воздуха. Гигиена также вызывает немало вопросов. Большую часть дня заключенные сидят взаперти. Прогулки занимают один час и проходят в специальных прогулочных двориках.

Посаженные впервые нередко вначале отказываются от прогулок, о чём потом сожалеют. Отказаться от прогулки можно, но не принято оставлять одного человека в помещении. Тот же принцип работает при выводах в баню, которые бывают 1 раз в неделю.

Инспекторы охраны помнят о первом правиле, гласящем : «Никогда и нигде одного заключённого не оставлять». Исключением является ШИЗО.

Пользование телефоном

Близкие многих арестантов в первую очередь стараются выяснить, имеет ли право заключённый звонить по мобильному телефону. Пользоваться мобильным телефоном арестованный и находящийся под стражей права не имеет.

Попытка передать сидельцу устройство связи тем или иным способом сурово наказывается.

Обвиняемому или подозреваемому разрешают телефонное общение с близкими людьми или другими лицами только при наличии письменного разрешения от судьи или следователя и при наличии технических возможностей. Разрешение выдаётся на один разговор.

Висеть часами на телефонах, как в обычной жизни, у арестованных не получится, поскольку продолжительность беседы небольшая и определяется следующими факторами:

  • количество средств на счёте у заключённого;
  • размеры общей очереди.

Беседу разрешается вести под контролем сотрудников-надзирателей. В разрешении на ведение телефонного разговора, заверяемом гербовой печатью, указываются:

  • данные заключённого;
  • адреса и номера абонентов.

На основании разрешения заключённый пишет заявление, указывая в нём те же данные и язык, на котором будет вестись разговор. Если диалог ведётся на иностранном языке, приглашается переводчик. Следует знать, что телефоны прослушиваются, и беседа может быть прервана в любой момент. Не разрешены разговоры по телефонам, в которых:

  • передаются сведения, мешающие ходу расследования;
  • произносятся угрозы, оскорбления, призывы к расправе;
  • передаётся информация о системе охраны, охранниках, уловках при передаче запрещённых предметов;
  • разговор ведётся не на том языке, который был указан в заявлении.

Если разговор был прерван по одной из указанных причин, то вероятность того, что его разрешат следующий раз, очень низкая. О досрочном прекращении разговора докладывается начальству в обязательном порядке.

Нередко заключённые пытаются воспользоваться телефонами, которые были тайно переданы близкими. Если факт обнаружения устройства связи зафиксирован, заключённого ждёт наказание, которое может представлять собой запрет свидания или другую меру ограничения.

Правила распорядка

Содержащиеся в следственных изоляторах подследственные или обвиняемые обязаны следовать режиму. От режимов колоний и тюрем режим СИЗО мало чем отличается.

Правила внутреннего распорядка диктуют заключённым, как вести себя в СИЗО и состоят в следующем:

  1. Обязательный контроль правил хранения запрещённых предметов и соблюдения режима пребывания. Камеры спонтанно досматриваются на предмет наличия запрещённых предметов (наркотики, телефоны и комплектующие к ним и пр.).
  2. Побудка в шесть утра по электрическому звонку.
  3. Завтрак через полчаса после сигнала подъёма.
  4. Пересменка конвоиров с 8 до 9 утра. Во время пересменки конвоиры проверяют, как живут арестованные, собирают жалобы, осматривают помещения.
  5. Днём заключённые могут читать, писать письма, играть в настольные игры.
  6. После 22 часов свет уменьшается, что означает подготовку ко сну.

В действительности заключённые начинают бурную деятельность по передаче всевозможных предметов, включая деньги, обмениваются посланиями на тему «как мы живем» и т. д. Распорядок дня в СИЗО строго регламентирован.

Источник: https://ugolovnyiexpert.ru/mesta/usloviya-soderzhaniya-v-sizo.html

Как в российских тюрьмах используют интернет и связь. 12 реальных фактов

Можно ли в сизо телефон

В марте 2017 года число заключенных в России составило 630 тысяч. И это исторический минимум за все время существования Российской Федерации. В конце 90-х и начале 2000-х одновременно за решеткой находились более миллиона человек.

Тюремная культура оказывает огромное влияние на жизнь нашей страны. Новости об убийствах «воров в законе» передают по центральным каналам, группы «Воровайки», «Бутырка» и «Лесоповал» собирают на своих концертах полные залы и редкий россиянин не знает правильного ответа на вопросы «про вилку и глаз», «мыло и стол» или «яму и пирожок».

А с массовым внедрением новых технологий влияние людей за забором на общество только укрепилось. Ведь сотовая связь и интернет позволяют зекам интенсивно взаимодействовать с волей и оставаться «при делах» во время отбывания наказания. Ниже подборках интересных фактов об IT-технологиях в жизни зеков.

1. Заключенных в соцсетях больше и больше с каждым годом

Официально иметь сотовые телефоны зекам запрещено. Но во многих камерах они есть, заключенные пользуются интернетом и размещают на своих страницах фотографии, сделанные на территории зоны. Часто это самые обычные фото: мужчины в спортивных костюмах в обнимку с приятелями, с животными, за работой или на прогулке. Нестандартны только обстановка и одежда.

Проще всего заключенных найти в «Одноклассниках», чуть реже они встречаются «». Страницы с «селфи на шконке» легко встретить в группах «знакомства в МЛС» и пабликах на тему блатной культуры. Стоит уточнить, что именно селфи зеки делают редко, так как всегда есть кого попросить тебя сфотографировать.

Часто зеки размещают в своих профилях изображения на «околоблатную» тематику: кресты с цепями, фотографии особо искусно сделанных татуировок и тюремных сувениров, «Гелики» и «Бехи». Статус тоже может подчеркивать положение человека. Примеры:

«Перед людьми я виноват, перед богом чист»

«Лохи — не мамонты… Не вымрут»

«Живи, люби, кради, гуляй, купи весь мир потом отдай! Всегда лишь помни вещь одну, не забывай свою братву!»

«Не бойся меня,что я зaключeнный, я просто нaрушил Российский закон. Я просто нa врeмя лишeнный свободы, но чувств чeловeчeских я нe лишeн»

2. Знакомства — популярное занятие зеков в сети

Есть десятки сообществ в соцсетях и сайтов для заключенных и вольных людей, которые хотят найти любовь среди зеков. В абсолютном большинстве случаев там заводят отношения вольные женщины с мужчинами заключенными. Очень редко бывает наоборот.

Заочницы (женщины состоящие в отношениях с зеками по переписке) стали в большом количестве появляться еще после окончания ВОВ, когда в стране наступил дефицит мужчин. Но и в последнее десятилетие их хватает, судя по обилию объявлений о желании познакомиться с заключенным.

Часто это либо просто доверчивые и романтичные натуры с проблемами в жизни (несколько детей от предыдущих браков, серьёзные дефекты внешности), либо женщины ищущие краткосрочного приключения в комнате для длительных свиданий.

Редко бывает, чтобы после окончания срока заочница и зек жили бы вместе долго и счастливо. Чаще у заключённого весьма приземленные цели: влюбить женщину в себя, убедить присылать передачи и переводить деньги. А если ему сидеть ещё несколько лет, то зарегистрировать брак, чтобы женщина могла приезжать на регулярные «свиданки».

Характерные признаки анкет зеков:

1. Декларируемая цель размещения анкеты — создание семьи (при этом до окончания срока может быть еще 5-10 лет).
2. Чересчур мягкие требования к потенциальной даме сердца.

Например, парень 25 лет может искать женщину до 40 лет и наличие нескольких детей его не смущает.
3.

Попытки давить на жалость: предали жена и друзья, посадили невиновного, нехорошие люди обманом заставили влезть в долги.

3. Женщин заключенных в интернете почти нет

На это есть три основные причины:

1. Только 10% от всех заключенных — женщины.
2. Телефоны в женских камерах встречаются гораздо реже, чем в мужских. Ведь женщины гораздо активнее стучат друг на друга.
3. Мужчины, как вольные, так и зеки очень редко заводят отношения с женщинами за решеткой. Дамам нечего ловить в соцсетях и на сайтах знакомств.

Но некоторые зечки все же надеются на то, что им повезет и размещают анкеты. Фотографии часто выставляют те, которые были сделаны на воле несколько лет назад и при этом хотят исключительно серьезных отношений с мужчинами без алкогольной и наркотической зависимости. А некоторые настаивают на том, чтобы избранник был симпатичным и не имел материальных проблем.

4. Заключенные активно зарабатывают телефонным и интернет-мошенничеством

Общением с заочницами с целью заработка зеки занимаются ещё со времён первых газетных рубрик со знакомствами.

Но в последние 10-15 лет заключённые стали заниматься разводом лохов над деньги в соцсетях и по мобильному телефону.

Чаще всего схемы стандартны и просты: пополните счёт телефона для получения приза, переведите деньги, чтобы освободить родственника из тюрьмы, внесите предоплату за товар из объявления, чтобы его не купили.

У зека много свободного времени и он успевает за день обработать сотни потенциальных жертв из которых кто-нибудь да поведется.

Самые умные и предприимчивые зеки имеют в тюрьмах ноутбуки и управляют с их помощью криминальными бизнесам. Например, интернет-магазинами по продаже наркотиков.

А в начале 2000-х был случай, когда за мошенничество судили зека, который создавал сайты подставных фирм непосредственно с компьютера начальника колонии.

Зеки используют для своих дел корпоративные симкарты. Их можно приобрести анонимно, оптом и к ним подключены тарифы с безлимитным межгородом.

5. Телефоны, симкарты и наркотики на зону доставляют дронами

Есть множество способов проноса «запрещёнки» в камеру: консервы, «воровской бордачок», сотрудники колонии.

С давних времен популярна техника доставки «посылок» путем переброса их через забор на территорию зоны. Она под силу только физически развитому человеку, способному подбросить груз на достаточную высоту.

Плюс к этому он должен быть хорошо знаком с расположением объектов за колючей проволокой.

Но доступность небольших любительских беспилотников сильно упростили жизнь зекам и их вольным товарищам. Теперь для переправки предметов в колонию не нужно близко подходить к забору и прилагать усилия для сильного и точного броска. Нужен только дрон и сотовая связь с получателем посылки.

Последнее время новости о том, что охранники российской колонии сбили дрона с нелегальными предметами появляются пару раз в месяц. А сколько беспилотников остаются незамеченными неизвестно. Такая тенденция отмечается во всем мире.

6. Nokia — самая популярная марка телефонов в тюрьмах

Анализ судебных документов из базы «Росправосудие» с упоминанием статьи 19.12 КоАП РФ. Передача либо попытка передачи запрещенных предметов лицам, содержащимся в учреждениях уголовно-исполнительной системы, следственных изоляторах или изоляторах временного содержания на предмет упоминаний различных марок телефонов показал:

Nokia/«Нокия» — встречается в 4347 документах;Samsung/«Самсунг» — в 1412 документах;LG/«Элджи» — в 754 документах;Alcatel/«Алкатель» — в 433 документах;Siemens/«Сименс» — в 182 документах;

iPhone/«Айфон» — в 77 документах.

Причин любви к Nokia у зеков несколько: низкая цена (телефоны приходится менять после каждого серьезного обыска камеры), стойкость к внешним повреждениям и долгий срок работы без подзарядки (в камере может быть три розетки на сотню человек).

7. Существуют интернет-магазины тюремных поделок

Если раньше, чтобы иметь в доме нарды из хлебного мякиша, нужны были знакомства в криминальных кругах или знать специальные места, то теперь настоящий блатной сувенир ручной работы можно просто заказать в одном из многочисленных интернет-магазинов.

Вот примеры цен на традиционные тюремные поделки: чётки – 1000-3000 рублей, иконы 5000 – 15 000, нарды 7000 – 35 000 рублей, шахматы из хлебного мякиша по оригинальному эскизу – 13 500 рублей (на картинке). Обратите внимание сколько незаметных с первого взгляда деталей есть у этого шедевра, на создание которого ушли долгие часы кропотливого ручного труда. Например, у всех пешек «зеков» разная распальцовка.

Традиция изготовления в тюрьме чёток, нард и кожаных чехлов на ножи уходит в глубь веков. Но в последние десятилетия стандартный ассортимент тюремных поделок пополнился новыми видами изделий. Это резные бейсбольные биты (без перчаток и мячей;-)) и чехлы для сотовых телефонов.

Универсальный чехол для iPhone ручной работы из натуральной кожи с выжженным изображением волка стоит всего 1200 рублей.

8. Передачу в тюрьму можно собрать онлайн

Собрать передачу на зону совсем не просто, так как существует множество правил и ограничений. Один только перечень категорий предметов, которые запрещено держать у себя заключенным включает в себя 26 наименований.

А то, что разрешено надо еще правильно упаковать. Но если родственник заключенного готов купить все по завышенным ценам, то он может заказать сбор и отправку передачи в одном из специализированных интернет-магазинов.

В их ассортименте типичные для передач продукты: гематоген, кисель, «Ролтон», спички, сода, хозяйственное мыло, сгущенка, тушёнка, суп «Звёздочка», пряники, чай, кетчуп, майонез.

Если продукт запрещен для передачи в следственные изоляторы, то об этом сообщается в описании. Для каждого наименования указан точный вес. Это очень важно, так как одна передача не может весить больше 20 кг и их можно посылать только несколько раз в год (точное число зависит от режима).

9. Зекам можно официально отправлять электронные письма

C 1 декабря 2008 года на сайте fsin-pismo.ru появилась возможность отправлять электронные письма заключенным исправительных учреждений, которые уже подключились к сервису. Максимальный объем письма — 20 000 знаков. За каждые 2500 тысяч знаков надо заплатить 55 рублей, 55 рублей за ответ и 30 рублей за одно прикрепленное фото (последние два пункта необязательны).

Это выглядит доходным бизнесом, но часть прибыли уходит на зарплату цензорам, которые читают все письма перед передачей адресату. Для облегчения их работы в письмах нельзя использовать специальные символы, в том числе смайлики. Срок доставки электронного письма зависит от графика работы и загруженности цензоров. По закону этот он не должен превышать трех будних дней.

Еще цена включает в себя траты на бумагу и картриджи. Текст письма и прикрепленное фото распечатывают на черно-белом принтере. Ответ заключенный пишет от руки на одной стороне бумажного бланка, который потом сканируют.

10. По закону зеку полагается 15 минут видеосвязи в сутки

В 2012 году в некоторых исправительных учреждения стали устанавливать таксофоны для видеосвиданий «Родная связь». 15 минутный звонок стоит 300 рублей, контролируется работниками администрации и для его совершения необходимо подать заявку, минимум, за 2 дня.

Родственники осужденных могут проводить сеанс видеосвязи на домашнем компьютере, установив на него программы PortVS (Linphone для MacOS/Linux) или с помощью таксофона «Родная связь», установленном в общественном месте. В Москве такой можно найти в здании Центрального телеграфа.

11. В некоторых колониях можно стать киберспортсменом

В начале 2016 года в колонии строго режима города Рубцовск Алтайского края заключенным разрешили регулярно играть в игры на приставках «Х-Вox». Работники колонии заявили журналистам, что каждому из 260 заключенных полагается развлекаться таким образом 2 часа в неделю.

Все игры перед допуском к зекам проходят жесткую проверку на наличие сцен насилия и влияния на психику зеков. Поэтому, в ассортименте в основном гонки и спортивные симуляторы.

В марте 2017 года в омской исправительной колонии №6 был проведен турнир по FIFA 17, в котором приняли участие 50 человек. Среди участников были заключенные, которые до попадания в это учреждение никогда не держали в руках мышь или джойстик. Психолог омской ИК-6 заявил, что компьютерные игры отлично помогают заключенным снимать стресс.

12. На зоне можно выучится на оператора ЭВМ

Часто в колонии попадают люди, которые выросли в неблагополучных семьях и бросили школу. Но в МЛС они могут завершить среднее образование и получить рабочую специальность.

В 2014 году в можайской мужской колонии для несовершеннолетних провели экспериментальное обучение профессии «оператор ЭВМ». На уроках мальчики осваивали приемы использования мыши и клавиатуры, основы работы с Windows, Word, Excel и Power Point. Воспитатели надеются, что в офис устроится с судимостью будет проще, чем на производство.

Как-то в Ухте ко мне в поезде подсел только что освободившийся парень и хвастался своим дипломом столяра, полученным за три года отсидки за разбой (вышел по УДО). Но работать по нему, естественно, он не собирался. Несмотря на три ходки в 23 года и сломанный нос, он категорически не был намерен сворачивать со «своего пути».

Как видите, современные технологии меняют жизнь заключённых также, как и жизнь всех остальных людей. В этом есть много хорошего — официальные электронные письма и видеосвидания, игры для снятия стресса, обучение детей, больше покупателей у тюремных сувениров.

Но с другой стороны это увеличение числа женщин с разбитым сердцем, кинутых на деньги доверчивых людей и дополнительная возможность для заключенного совершать новые преступления во время отсидки.

поста:

(4.38 из 5, оценили: 8)

Источник: https://www.iphones.ru/iNotes/716989

Владимир Ратников: СИЗО: связь с внешним миром

Можно ли в сизо телефон

Законные и не очень способы передачи и получения информации

Нахождение в СИЗО – это естественная изоляция обвиняемого от внешнего мира, и придумана она для того, чтобы обвиняемый не мог угрожать свидетелям или потерпевшим, использовать связи, чтобы повлиять на ход расследования, общаться со своими подельниками – и так далее. Но полностью изолировать человека от связи с внешним миром нельзя, да и не нужно. Поэтому существуют способы, с помощью которых заключенный может передавать информацию вовне, и получать ее оттуда.

Основной и самый законный способ связи – это письма. К 2018 году вовсю действовала достаточно удобная система «ФСИН-письмо». Чтобы не отправлять письмо через Почту России, которое неизвестно когда дойдет, можно отправить за 55 рублей электронное письмо через Интернет. Доставка таких писем осуществляется в течение от одного до трех дней.

Если оплачен ответ на письмо, то заключенному предоставляется пустой бланк формата А4. Вы пишете на нем письмо, передаете администрации, затем его сканируют и отправляют адресату. Все это делается довольно быстро, хотя конкретная скорость зависит от сотрудников СИЗО – цензоров.

Они принимают и отправляют эти письма, а также следят, чтобы в них не содержалась информация, которая будет препятствовать установлению истины по уголовному делу. Например, если написать о том, что говорил на допросе, что известно следствию и подобное, – такое письмо обязательно передадут следствию. Подобное положение установлено соответствующим федеральным законом.

Запомните: если пишете что то по делу, то надо передавать это только через адвоката – и ни в коем случае не через почту.

Другой способ общения с близкими – через администрацию; чаще всего это телефонные звонки. Разрешение на звонки необходимо получать у следователя, суда, если дело передали в суд, либо у начальника СИЗО, если приговор вступил в законную силу.

Если еще идет рассмотрение дела, то разрешение на звонки могут и не дать, если суд или следователь посчитают, что звонки могут препятствовать рассмотрению уголовного дела. В чем именно это может проявляться – закон не проясняет. По факту, можно просто так, без объяснения причин, отказать обвиняемому в праве на звонки.

На деле суд почти всегда дает разрешение на звонки, а следователи по особо важным делам – напротив, стремятся отказывать в звонках, чтобы оказать на подследственного давление.

Следствие, суд, начальник СИЗО могут дать сколько угодно разрешений на звонки – хоть сотню. Но обычно дают 20–40 за одно обращение, чего более чем достаточно. Одно разрешение дает право на 15 минут разговора.

Как только минуты истекают – в счет идет следующее разрешение (то есть непрерывное общение в течении часа означает трату четырех разрешений).

Естественно, звонить можно только на те номера, которые указаны в разрешении.

На звонки заключенных обычно водят раз в неделю. В специальном помещении стоят таксофоны, с которых и звонят заключенные. Все звонки записываются, а при необходимости слушаются.

Со звонками постоянно связаны какие-то проблемы.

Например, с какого момента отсчитывать начало положенных пятнадцати минут – с набора номера или с момента соединения с абонентом? Сгорает ли разрешение, если не удалось дозвониться? Самой сомнительное требование, придуманное администрацией: каждое разрешение от суда должно содержаться на отдельной бумаге.

То есть если на одной бумаге указано сорок разрешений, то особо придирчивый сотрудник будет трактовать это как одно разрешение. Соответственно, сорок разрешений должно содержаться, по логике ФСИНа, на сорока отдельных документах.

Они придумывают это, чтобы им было удобнее вести документацию, но при этом все сотрудники трактуют данное правило по-своему. Давайте посмотрим на это с точки зрения закона и логики: не имеет значения, на скольких бумагах должны содержаться разрешения суда либо следователя. Иначе можно было бы требовать, чтобы решение об избрании меры пресечения на шестьдесят суток было оформлено на шестидесяти листах.

Помимо связи с внешним миром походы на звонки дают возможность лишний раз пересечься с заключенными из других камер. Похожим способом связи являются свидания.

На них также могут дать (а могут и не дать) разрешения следователь, суд или начальник СИЗО. Заключенным позволено не более двух свиданий в месяц.

В теории, свидание могут разрешить любому человеку – хоть другу, хоть подруге; но на практике разрешение дают только близким родственникам.

Длительность свидания, по закону, составляет до трех часов. Конкретная продолжительность зависит от администрации учреждения. Обычно ограничиваются одним часом.

Часто заключенным, чьи близкие приезжают на свидания из других регионов, по личному разрешению администрации продлевают свидания до двух часов.

Так, во время голодовки мне дали разрешение на максимальную длительность свидания – три часа.

Свидания похожи на те, что показывают в американских фильмах. Разговоры ведутся по телефону, через стекло. Разница только в том, что в России заключенного от близких отделяет помимо стекла еще и решетка, а расстояние между участниками свидания больше полутора метров. Поэтому дотронуться ладонями через стекло, как в кино, не выйдет.

Разговоры во время свиданий записываются – но, как признаются сами сотрудники СИЗО, никто их не слушает; конечно, если нет специального приказа на конкретного человека, то обычно это делает не ФСИН, а следствие.

Но на всякий случай все равно не следует обсуждать на свидании всех и все подряд.

Если есть необходимость передать какую-то важную информацию, то можно написать это на листе бумаги А4, обведя текст несколько раз, чтобы было видно, и показать этот текст через стекло.

Но если такой информации много, то лучший способ ее передачи – это свидание с адвокатом. Разрешения на встречи с адвокатом просить не надо: адвокат может приходить неограниченное число раз.

Единственным ограничением является количество и заполняемость следственных кабинетов в СИЗО.

Чтобы попасть на встречу со своим подопечным, адвокат должен за несколько дней записаться в электронной очереди; либо, встав в живую очередь, пройти на экспресс-свидание, которое длится 20 минут или немного дольше.

Также адвокат может прийти со следователем, и тогда обязанность записываться в очередь ложится на следователя. В большинстве СИЗО проблема с визитами адвокатов к подзащитным нет. Исключение составляет «Лефортово», где на 350 заключенных всего шесть следственных кабинетов. Из-за этого адвокаты неделями не могут попасть к заключенным.

Встречи с адвокатом записываются на видеокамеру – без записи звука. Но это официально. Неформально в некоторых кабинетах стоит прослушка, и все знают об этом.

По закону, что-либо не относящееся к делу передавать через адвоката нельзя: для этого существует канцелярия СИЗО, где в течение нескольких дней переданное проверят цензура. На практике, сотрудники ФСИН слишком не заморачиваются и не сильно препятствуют передаче различных материалов через адвокатов. Особенно если передавать их аккуратно, накрыв материалами дела.

Исключения касаются только личностей, за которыми установлен особый контроль: у них тщательно проверяют все переданные документы и изымают «постороннее». Поэтому такие люди ходят на встречи с адвокатами с парой баулов документов. Также практика недопуска «посторонних» материалов вовсю действует в СИЗО 99/1, так называемой «Девятке».

Там адвокатам даже запрещают записывать что-либо со слов заключенного.

Это законные способы связи с внешним миром. Есть также не вполне законный способ связи – по мобильному телефону. В СИЗО запрещено пользоваться услугами сотовой связи, поэтому их приносят сюда тайными путями. Либо это делается через адвокатов, либо через коррумпированных «фсиновцев».

Изредка они попадают в СИЗО через «дорогу с воли». Вероятность того, что в камере будет телефон, зависит от уровня контроля над корпусом.

В общих корпусах обыски с изъятием телефонов проходят достаточно редко; пронести телефон достаточно просто, поэтому мобильные есть почти в каждой камере – причем часто это смартфоны.

Меры предосторожности заключенных при пользовании телефонами минимальны. На спецблоках же, где сидят люди с более серьезным уровнем дел, телефоны большая редкость, и держатся они недолго. Как правило, это не смартфоны, а самые дешевые кнопочные телефоны – «фонарики».

Соответственно, и уровень предосторожности при пользовании телефоном на спецблоке гораздо выше. Обычно телефоны прячут в стены, под пол, даже в салаты и колбасу. По телефону надо говорить тихо, все это время фоном должен работать телевизор или вестись разговоры других сокамерников.

Беседовать по телефону можно с ограниченным кругом абонентов – как правило, только с родителями. Те должны заводить для общения новый телефон, сим-карту, разговаривать на балконе или лестничной клетке. Дело обсуждать нельзя, с подельниками общаться тоже. Стоит самый простой телефон около тридцати тысяч.

При всех этих условиях лично для меня телефон становился практически бесполезным: в нашем корпусе можно было звонить два раза в четыре дня, попадая на смену не самых дотошных и опытных дежурных. На разговор было всего 20-30 минут в день.

Наличие мобильного порождает паранойю, обязанность постоянно хитрить, вертеться, стараться, чтобы телефон не обнаружили. А лично у меня проблем хватало и без телефона.

Кроме того, односторонняя связь заключенных с внешним миром обеспечивается посредством телевизора и газет. Телевизоры есть почти в каждой камере, нет их разве что на карантине, в ИВС, карцере – но там связь с внешним миром ограничена. Так, в ИВС и в карцере недоступны письма, звонки, свидания. Единственный источник связи – это адвокат. В свиданиях с ним ограничить не могут.

Получать информацию можно и из газет. Подписка на них осуществляется через администрацию СИЗО. Подписаться можно на любую печатную продукцию кроме экстремистской, эротической и порнографической. Обычно подписываются на «Ведомости», «Новую газету», «Коммерсант». У нас в шестом корпусе «Матросской тишины» так же бесплатно можно было получать газету «РБК».

Стоит упомянуть последний и малодейственный способ: это связь во время суда. В судебном заседании можно участвовать лично либо по видеосвязи. Когда присутствуешь сам – зависишь от конвоиров и судебных приставов, которые, как правило, запрещают общаться с близкими, пришедшими в суд.

Хотя бывают и исключения, когда можно спокойно обменяться парой фраз; при этом передавать устно информацию можно через адвоката, который перед и после заседания имеет право переговорить с подзащитным. Передавать какие-либо материалы можно только через конвоиров – даже официальные документы. Лично мне пробовали передавать материалы, напрямую не относящиеся к делу.

Публицистические статьи передать удалось, а вот тексты на иностранном языке конвоиры передавать отказались.

При участии в судебном заседании по видеосвязи – еще меньше возможностей пообщаться с близкими. Все зависит от секретаря судебного заседания, который на свое усмотрение может отключить – или наоборот, включить – звук на телевизоре, транслирующем изображение камеры в СИЗО.

Конечно, обвиняемый имеет право на переговоры с адвокатом, но эти переговоры приходится вести во всеуслышание. Возле клетки в СИЗО и в зале заседаний есть специальные телефоны для переговоров с адвокатом, но я ни разу не видел, что бы ими пользовались.

Поэтому суд – не лучший способ связи с внешним миром; скорее, это определенная моральная поддержка, возможность увидеть сразу нескольких близких людей.

Куда больше связей заключенный устанавливает с арестованными из других камер, корпусов, СИЗО – во время доставок на судебные заседания.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!
Нажмите “Подписаться на канал”, чтобы читать “Завтра” в ленте “Яндекса”

Источник: https://zavtra.ru/blogs/sizo_svyaz_s_vneshnim_mirom

Телефон в местах лишения свободы

Можно ли в сизо телефон

Использование мобильной связи в местах лишения свободы строго запрещено. Но тем не менее она есть – это нелегальный заработок сотрудников ФСИН в основном.

Бороться с последствиями массовой коррупции в системе ФСИН – с мобильной связью – совершенно бессмысленно, такова любая борьба со следствием, а не с причиной.

Именно поэтому мы публикуем заметку о «правилах пользования мобильной связью в местах лишения свободы», раз уж она там есть.

Телефон стал неотъемлемой частью жизни любого, в том числе и того, кто находится в тюрьме. Попав в заключение, я и не думал о возможности звонить, как и о других способах связи.

Однако узнав, что это возможно, уже не мог жить без этого полностью спокойно.

Связь, конечно, запрещена и можно оказаться в карцере за использование телефона и даже получить уголовную статью за покупку «услуг связи», но всё равно все пользуются, почти не задумываясь о возможных проблемах.

К нам в камеру связь попадала разными способами, но в основном по дороге (межкамерной связи), а происходило это по ночам. Сначала мы узнавали, смогут ли телефон прислать. Писали для этого в несколько камер и ждали ответ, который мог прийти совсем нескоро, а потом сидели с ощущением легкого мандража.

Иногда приходилось ждать до трех-четырех часов, но оно того стоило. Во время общения один из нас стоял на шухере около двери, слушая и смотря, что происходит снаружи и не идет ли охранник с ключами, потом менялись. По ночам редко заламывались со шмоном в камеру, для этого нужно было мобилизировать состав охраны, а их и так не хватало.

Такое случалось, если точно знали, что в конкретной камере есть телефон.

В самом начале отсидки телефон в камеру не попадал. Я никого не знал, а мои сокамерники очень переживали — брать на себя ответственность за ценную вещь, за которую пришлось бы потом отвечать и возвращать потерянное. Там, где я сидел, телефон стоил дорого, почти как средняя месячная зарплата.

В первый раз получилось позвонить только через месяц и поговорить восемь минут. Второй раз он к нам попал уже через неделю. На Большом Спецу в трехместной камере практически не было места, куда бы можно было его спрятать, хотя у кого-то получалось.

Сначала было совсем не до своего телефона и цены на них казались космическими. В том СИЗО вообще одни из самых высоких цен за пронос и использование связи. Потом уже начинаешь понимать, что связь ценится дорого и иногда стоит на нее потратиться.

Первый телефон, постоянно находившийся в нашей камере, появился спустя два месяца. К тому моменту я уже привык находиться без связи и звонить раз в неделю ночью.

Платить одному за телефон было слишком дорого, но я готов был скинуться вместе с сокамерниками. Так получалось по 200 долларов на человека.

Телефонное голодание временно закончилось, а я перестал спать по ночам, поставив себе безлимитный тариф на симкарте.

Новый сокамерник, сидевший за мошенничество, затянул себе зачем-то самый простой кнопочный Самсунг за 1000 долларов, хотя наш был более навороченный, а два телефона в маленькой камере — явный перебор. Те, кто принес телефон, тут же стуканули об этом охранникам, и они решили устроить нам прожарку обысками.

Такое часто происходит там, где связи мало. Нормального курка (место, куда прятать) мы не успели сделать. И в целом хорошо спрятать телефон с зарядкой в девятиметровой камере сложно, нужно в прямом смысле дробить стены.

Старые нычки разрыли предыдущие сидельцы и там прятать было бессмысленно, вертухаи их все знали.

Нам помогало то, что камера была завалена едой, так как всем троим передавали очень много продуктов родственники и из-за этого искать было сложно и долго. Можно было час просидеть, ожидая, пока те закончат.

На одном из обысков с помощью металлоискателя у нас нашли Самсунг. Его пришлось отдать, чтобы не лишиться и второго, который был лучше и с выходом в интернет.

В тот момент еще начальник безопасности лютовал и ходил по коридору с мощной поисковой системой, которая ловила любой сигнал, исходивший из камер.

Но вообще в СИЗО чаще всего знают, у кого находится связь, благодаря целой сети стукачей. По ночам телефоны посылают по «дороге», и они проходят много камер, пока попадут по назначению, поэтому «дорожники» (те, кто сидят на «дороге» и передают записки) знают, откуда пришел телефон и куда идет.

Лучше всего, чтобы никто не знал, что у вас в камере есть связь и не отправлять его кому-то ночью по трассе, максимум соседям. Все ценные грузы, чтобы их не разбили и аккуратно передали, обозначаются как “хрусталь” и очень плотно упаковываются, это сразу говорит о том, что за категория груза идет.

Бывали случаи, когда вместо телефона, который отправили, приходит мыло и невозможно найти концы и вернуть его обратно.

Второй телефон из нашей камеры тоже отобрали. Он продержался еще несколько месяцев, но тоже ушел, так как не было хорошей нычки и менялся состав в камере.

Сложно переоценить важность связи. Это не только общение с близкими и снятие накопившегося стресса, но также и возможность обсудить дело и тактику защиты. Какие-то вещи ты просто не успеваешь обсудить с адвокатом в перерывах между судами.

Есть такие дела, в которых просто необходимо согласовывать каждый шаг и действие. Часто бывает, что благодаря связи человек выясняет, что его адвокат не помогает, а только делает видимость работы.

Также важно, что при наличии связи человека сложнее запугивать и делать с ним какие-то жесткие вещи, избивать. Информация об этом тут же оказывается на свободе.

Телефон необходим при наличии заболеваний и когда нужно специальное питание, а также когда тебя забирают в другой изолятор или на этап. Случается и такое, что благодаря звонку получается вовремя передать человеку лекарство и спасти жизнь. Про тюремную медицину можно не расписывать, там просто почти нет лекарств.

Можно сэкономить много своих нервов, здоровья и сил при правильном использовании связи, однако не стоит забывать, что большинство телефонов прослушивается и нужно крайне аккуратно делиться информацией, четко понимая при каждом разговоре возможные последствия. Бывают случаи, что человек, общаясь по телефону, создает себе новые эпизоды в деле или добавляет в него фигурантов.

По-возможности, лучше использовать шифрованные мессенжеры, чем звонить. Сейчас большинство телефонов имеют выход в интернет. При использовании интернета будет меньше вероятность блокировки симкарты. С помощью глушилок проще всего блокировать обычную 2G-связь.

Фсиновцы периодически отправляют запрос на блокировку симкарты оператору связи, если знают, что с нее передается негативная для них информация. Прослушка настроена на определенные слова, которые не стоит использовать.

А еще лучше придумать себе специальные обозначения и говорить этими «символами». Сейчас есть небольшие тонкие аппараты, а также хорошо купить специальную маленькую зарядку, так будет удобнее прятать. И лучше затянуть себе собственную симкарту, чтобы не зависеть от других людей.

Симкарту крайне сложно найти, как и флешка, она не реагирует на металлоискатель и «пылесос» (большой металлоискатель).

Будьте всегда осторожны, телефон может быть как помощником, так и врагом. Наговорите лишнего, добавите себе проблем в деле. Или выпишут взыскание, или отправят в карцер, если не получится нормально договориться, когда телефон найдут. Смотрите по ситуации и не тратьте слишком много денег в начале срока, связь точно будет нужна на протяжении всего времени заключения.

Андрей Барабанов

ссылкой:

Источник: https://vturme.info/telefon-v-mestah-lishenija-svobody/

Selsovet-jurist
Добавить комментарий