Могут ли поменять следователя в уголовном деле

Адвокатская «рыбалка» или как ловить следователя «на живца»

Могут ли поменять следователя в уголовном деле
Уголовное дело, о котором я хочу рассказать, было возбужденно в далеком 2007 году, и успешно было прекращено по реабилитирующим основаниям в 2010 году.  В связи с этим, мне хотелось бы поделиться некоторыми приемами защиты, которые применялись по этому делу.

Обстоятельства дела по версии следствия: в результате оперативно-розыскных мероприятий (далее — ОРМ) – наблюдение (проводилась скрытая видеозапись) была задержана бригада машинистов (3 человека) при попытке слить дизтопливо из баков тепловоза.

Дизтопливо уже было разлито по бочкам, находящимся в кузове автомашины покупателя. Деньги находились еще у покупателя. По результатам ОРМ возбужденно уголовное дело по признакам состава преступления, предусмотренного ч.2 п.

«а» ст. 158 УК РФ (кража). Я защищал интересы, якобы, покупателя. Защиту машинистов осуществляла адвокат из г.Пенза. Все подзащитные на предварительном следствии отказались от дачи показаний, на основании ст. 51 Конституции РФ.

Сразу же вокруг моего подзащитного начались психологические игры со стороны оперативных сотрудников, с целью вынудить дать признательные показания.

Для создания видимости «участия» в судьбе моего подзащитного, следствие первоначально предъявило ему обвинение по ч.1 ст.

175 УК РФ (приобретение имущества, заведомо добытого преступным путем), в отличие от машинистов, которым вменили сразу ч.3 ст. 160 УК РФ.

Подзащитному было разъяснено суть всех этих манипуляций, в итоге от сотрудничества со следствием мы отказались, получив впоследствии «подарок» — такую же квалификацию, что и у машинистов. Следствие утверждало, что имеет такую совокупность доказательств, что положительного результата в оправдании наших подзащитных не будет.

Ой, как следствие глубоко заблуждалось. Первой нашей задачей было добыть хоть какие-то материалы дела, для того, чтобы проанализировать ситуацию в целом.С этой целью была подготовлена формальная жалоба в суд, в порядке, предусмотренном ст. 125 УПК РФ.Я ознакомился с материалами дела предоставленными следователем в суд для разрешения жалобы.

Основными доказательствами были: материалы ОРМ, в том числе CD-диск с видеозаписью, протокол осмотра места происшествия, признательные ОБЪЯСНЕНИЯ подзащитных, показания оперативных сотрудников, принимавших участие в задержании. При наличии таких доказательств, решено было максимально затянуть сроки следствия, причем законным путем, а также подготовить «плацдарм» для судебного разбирательства. Поставленные задачи были выполнены на «отлично». Следствие, в условиях ограниченности сроков, стало допускать грубые ошибки, которые были использованы в суде. Так, следователь предъявил моему подзащитному обвинение по неоконченному составу, а в описательной части расписал как оконченное преступление. Ошибку, скорее всего, заметило руководство и, чтобы не перепредъявлять обвинение, «кто-то» решил сфальсифицировать материалы дела. Просто заменили первый лист постановления о привлечении в качестве обвиняемого, добавив по тексту слово «покушение». Только одно не было учтено, что после предъявления обвинения у меня остался второй экземпляр постановления с подписью следователя на замененном листе. Наверное, об этом забыли или рассчитывали на мою невнимательность.У некоторых следователей имеется такая «фишка», граничащая с уголовно-наказуемым деянием, распечатать постановление о привлечении в качестве обвиняемого так, чтобы основной текст постановления и текст, где обвиняемый собственноручно указывает, что ознакомлен с постановлением и содержанием его прав, располагались на разных листах. Таким образом, следователь, при необходимости, может просто заменить первые листы с основным текстом, неподписанные обвиняемым (в УПК РФ не содержится обязательного требования об их подписи, в отличие от протокола следственного действия, который подписывается на всех листах). Обвиняемому или его защитнику, как правило, предоставляется второй экземпляр или копия, в котором подпись следователя стоит только на последнем листе постановления.В случае, подмены листов основного текста, даже при наличии второго экземпляра у защиты, но без подписи следователя на каждом листе постановления, невозможно доказать, что произошла фальсификация.В связи с этим, я всегда требую у следователя, при предъявлении обвинения, чтобы тот расписался на всех листах экземпляра постановления, остающегося у защитника или обвиняемого. Таким образом, имелись признаки фальсификации материалов дела, и у защиты появилась законное право написать заявление, в порядке ст.144, 145 УПК РФ, о возбуждении уголовного дела в отношении следователя, а также заявить ему отвод по основному делу. Поподробнее об этом будет чуть позже. Кроме того, как указывалось выше, при задержании, у моего подзащитного была изъята автомашина, в кузове которой находились бочки с дизтопливом. По информации, поступившей от моего подзащитного, автомашину просто разбирают по частям в месте хранения. В связи с этим, мною было заявлено ходатайство о возвращении автомашины его собственнику на хранение. Следователь, находясь под нашим прессингом, удовлетворил данное ходатайство. Автомашина находилась на хранении в месте проживания моего подзащитного, тогда как я находился в месте производства предварительного расследования. Для удобства было решено воспользоваться услугами «местного» адвоката, который должен был присутствовать при возвращении автомашины и указать на обнаруженные технические повреждения, а также на сохранность имущества.В этот день следователь осмотрел автомашину в месте хранения и передал ее под сохранную расписку моему подзащитному. Осмотр автомашины производился без участия моего подзащитного. В сохранной расписке мой подзащитный указал все недостатки, расписался сам и поставил свою подпись «местный» адвокат.В дальнейшем, при ознакомлении с материалами дела, было обнаружено, что сохранная расписка чудесным образом из дела пропала вместе с заявлением о необходимости участия «местного» адвоката при возвращении вещественного доказательства и его ордером на защиту. Вместо этих документов, в деле имелось напечатанное на компьютере постановление следователя о возвращении вещественных доказательств, в котором имелась графа о получении моим подзащитным упомянутых в постановлении вещественных доказательств. Подпись, выполненная от имени моего подзащитного, была наглым образом подделана. Все факты фальсификации материалов уголовного дела было решено использовать в суде. Следуя задуманному, при ознакомлении с материалами дела мы заявили ходатайство о прекращении уголовного дела, производстве дополнительных следственных действий (установить размер материального ущерба, провести дополнительную экспертизу по ГСМ и т.д.), в том числе, и отвод следователю. Следователь, экономя свое «драгоценное» время, вынес ходатайство о полном отказе в удовлетворении ходатайства, что и следовало бы ожидать.

Данный отказ следователя мы обжаловали в суд, в порядке ст. 125 УПК РФ. Сразу же после направления жалобы мой подзащитный лег в больницу на стационарное лечение для того, чтобы районный суд успел рассмотреть жалобу по существу, а не отказал бы нам в рассмотрении по причине направления основного дела с обвинительным заключением в суд.

Постановлением районного суда наша жалоба удовлетворенна частично. Суд отказал нам во всех требованиях, кроме незаконности разрешения заявленного отвода следователю. Как следует из положений УПК РФ, отвод следователю должен разрешать начальник следственного отдела, а не сам следователь. Таким образом, мы вынудили прокурора вернуть дело органу предварительного расследования для разрешения отвода следователю. При повторном ознакомлении с материалами дела, нами было заявлено «аналогичное ходатайство, что и при первоначальном ознакомлении с материалами дела», и именно в такой формулировке. Следователь вновь отказал нам в удовлетворении заявленного ходатайства полностью.

После чего уголовное дело поступило в районный суд по месту совершения преступления для рассмотрения по существу.В ходе предварительного слушания, я заявил ходатайство о возвращении дела прокурору, в порядке ст.

237 УПК РФ (для устранения существенных нарушений), т.к. следователь, отказывая нам в последнем ходатайстве, по сути, вновь разрешил отвод сам себе, а не начальник следственного отдела.

Районный суд удовлетворил наше ходатайство и вернул дело прокурору.

После исправления допущенных нарушений (разрешения отвода, ознакомления с материалами дела, составлением обвинительного заключения и направления его для утверждения прокурору), дело вновь было направленно в районный суд.В ходе повторного предварительного слушания, я заявил ходатайство о возвращении уголовного дела прокурору вновь, по мотиву нарушенного права на защиту. Как Вы помните, в деле не оказалось документов об участии «местного» адвоката при возвращении вещественных доказательств. В ходе предварительного слушания, факт участия «местного» адвоката подтвердил один из понятых, участвующий при осмотре автомашины. В подтверждение, я предоставил в суд документы из адвокатского образования, в котором состоял «местный» адвокат. Из содержания этих документов следовало, что соглашение заключено на представление интересов на предварительном следствии, оплачен аванс за работу. Следовательно, мой подзащитный от услуг «местного» адвоката не отказывался, а следователь, в нарушении требования уголовно-процессуального законодательства РФ, не выяснил вопрос о необходимости его участия на предварительном следствии, не обеспечил его явку для производства следственных и иных процессуальных действий, тем самым нарушил право на защиту. Сразу необходимо отметить, что суд отказал в этом ходатайстве, по причине преждевременности и возможности проверки доводов в ходе судебного следствия. Однако, в дальнейшем, спустя 6 месяцев судебного следствия (фактически с судебных прений), по аналогичному ходатайству уже государственного обвинителя, дело было возвращено прокурору для устранения допущенного нарушения, выразившегося в нарушении права на защиту со стороны следователя. Конечно, признаюсь, что на этом этапе уже нам не выгодно было возвращение дела прокурору, т.к. в ходе судебного следствия вся «сто процентная» доказательственная база обвинения «поползла по швам», но это уже история следующих публикаций. Прошу строго не судить, моя первая публикация.

Продолжение публикации здесь и тут

Источник: https://pravorub.ru/cases/72531.html

Самая полная инструкция по судебным и следственным ошибкам чтобы для того чтобы избежать уголовной ответственности

Могут ли поменять следователя в уголовном деле
Юридическая энциклопедия “МИП” » Инструкции » по судебным и следственным ошибкам

Опыт нашей команды по судебным и следственным ошибкам чтобы для того чтобы избежать уголовной ответственности более 20 лет. Руководитель практики Дубровина С.Б. Записаться на удаленную консультацию

Статья написана бывшим сотрудником аппарата прокуратуры РФ, младшим советником юстиции Сафроновым С.В.

Как бывший сотрудник уголовно-судебного отдела государственных обвинителей аппарата прокуратуры города Москвы, поддержавшего обвинение более чем по 1500 уголовным делам различных категорий, изучившего более 2000 уголовных дел перед направлением в суд на предмет следственных ошибок, предлагаю вам ознакомиться с сутью моей бывшей работы, уголовного процесса в целом, а также остановиться на ряде типичных ошибок, допускаемых следователями (дознавателями) в ходе производства предварительного расследования по уголовным делам.

После этого поговорим про вынесение судами незаконных и необоснованных приговоров, рассмотрим примеры.

Попробую изложить все простым языком, несильно углубляясь в тонкости юридической терминологии, чтобы было намного понятнее, что я хочу сказать.

Итак, всем известно, что УПК РФ устанавливает на всей территории РФ состязательный порядок уголовного судопроизводства. Что это значит? В процессе участвует две стороны – сторона обвинения, которая выступает против обвиняемого, и сторона защиты (в гражданском процессе, для сравнения, участвуют истец и ответчик).

Сторону обвинения представляет прокурор (помощник прокурора, заместитель прокурора), потерпевший, а сторону защиты – подсудимый и его адвокат. Адвокат, выступая как представитель подсудимого и его доверитель, подтверждает свои полномочия ордером и адвокатским удостоверением.

Каждая сторона во время судебного разбирательства представляет суду свои доказательства, заявляет отводы (самоотводы) участникам судебного процесса, протесты.

Обеспечение явки свидетелей (неявка свидетеля не рассматривается как отказ от дачи показаний) осуществляется государственным обвинителем, который, как правило, оформляет поручение следователям и сотрудникам оперативных подразделений.

 По окончании судебного процесса судья делает вывод о виновности или невиновности подсудимого, а также о правильности квалификации его деяний органами следствия и о наказании за совершенное преступление. Принятое судом решение может быть обжаловано в суде высшей инстанции.

Как показывает моя практика, если дело доведено до суда, подсудимый будет осужден в 90% случаев.

И лишь 10% остается на то, что в суде могут всплыть так называемые «подводные камни» (изменятся обстоятельства, истекут сроки давности, убеждения в виновности подозреваемого могут поменяться в силу собранных адвокатом доказательств, приглашение нового свидетеля и т.п.), и дело будет прекращено либо подсудимый будет оправдан.

Таким образом, напрашивается вывод – чтобы обвиняемый мог по максимуму обезопасить себя от возможного наказания и последующей судимости, добиться смягчения наказания, необходимо приложить максимум усилий в ходе предварительного расследование уголовного дела, то есть до суда.

Нужно заключить типовой договор (соглашение) с адвокатом на оказание юридической помощи, который включает в себя следующие примерные разделы, регулирующие отношения адвоката и клиента: предмет и порядок выполнения соглашения, срок действия соглашения, порядок его расторжения.

В содержании договора указываются дополнительные условия. оговоренные при заключении соглашения, адреса и реквизиты сторон. Услуги адвоката оплачиваются непосредственно при заключении соглашения.

Если адвокат участвует в уголовном процессе по назначению суда (а не по договору), то процессуальные издержки ему возмещаются.

И работа защитника должна начинаться не с момента возбуждения дела в отношении подзащитного, а уже в ходе проведения предварительной процессуальной проверки в порядке ст.ст. 144 – 145 УПК РФ.

Данная проверка заключается в собирании органом предварительного расследования различных данных (документов, вещей, опросов лиц, розыска свидетелей, потерпевших, пострадавших и т.д.

), на основании которых будет сделан вывод о необходимости возбуждения уголовного дела либо об отказе в возбуждении и непричастности подзащитного к инкриминируемому деянию.

Поэтому, в ходе данной проверки подозреваемому нужно давать пояснения только в присутствии защитника. Так вы сможете избежать давления со стороны органов следствия, которое имеет место при расследовании многих уголовных дел.

В некоторых случаях, когда доказательства практически отсутствуют, есть смысл воспользоваться ст. 51 Конституции РФ и вообще отказаться давать какие-либо пояснения.

По крайней мере, до консультации с вашим защитником не стоит давать пояснения по поводу даже явных недоразумений, исключающих ваше участие в конфликте, в результате которого возбуждено уголовное дело. 

Как показывает моя практика, порядка 30 процентов уголовных дел возбуждается именно на первичных показаниях потенциального подозреваемого. Особенно если человек ранее не попадал в подобную ситуацию и теперь ему нанесли визит сотрудники полиции, он обязательно растеряется.

Испытав психологическое давление (угрозы, оскорбления, клевета, шантаж, предложение сотрудничать со следствием, обещания не привлекать к ответственности и т.д.), человек принимает решение сознаться в преступлении, даже которого не совершал, но к которому привлекается как подозреваемый.

В будущем отказаться от показаний, изменить их очень сложно, а доказать факт применения незаконных методов расследования со стороны сотрудников полиции практически невозможно.

Именно поэтому, при возникновении такой непредвиденной ситуации как проведение в отношении вас процессуальной проверки незамедлительно обращайтесь за помощью к адвокату.

Это должен быть не начинающий адвокат, который недавно как студент защитил диплом и прошел преддипломную практику, услуги которого стоят недорого, а опытный адвокат, довольно известный, который может быть и не защищал знаменитостей и общественных деятелей, не имеет в своей практике так называемых “громких” дел, но который имеет обширную юридическую практику. Услуги опытного адвоката платные и гонорар немаленький, но нанимать стоит все же опытного правоведа, потому что качество оказываемых им услуг (защита обвиняемого в суде) намного выше. Узнать, сколько стоят услуги адвоката Вы можете посмотрев прейскурант с указанием цен (прайс-лист) на сайте адвокатского бюро. Стоит отметить, что нанятый Вами адвокат должен иметь узкую специализацию: это должен быть именно адвокат по уголовным делам, а не автоюрист/автоадвокат, адвокат по ДТП, семейный адвокат или адвокат по экономическим преступлениям. В данной ситуации — это крайне важно. Специфика ведения уголовных дел в судах общей юрисдикции и дел, касающихся  хозяйственной деятельности предприятий, в арбитраже различна.

Допуск адвоката в уголовное судопроизводство возможен с момента задержания подозреваемого, заключения под стажу или предъявления обвинения. Все необходимые процессуальные действия до возбуждения уголовного дела должны пройти под контролем вашего адвоката, который осуществляет сопровождение клиента и добивается прохождения данного этапа без нарушений закона.

Теперь рассмотрим ситуацию, когда уголовное дело уже возбуждено.

Начинается предварительное расследование с вынесения следователем постановления о возбуждении уголовного дела (далее – ВУД). Сразу оговоримся, что в случае несогласия с вынесенным постановлением последнее может быть обжаловано лицу, осуществляющему руководство следственного органа, прокурору либо в суд. Именно постановлением о ВУД открывается первая страничка уголовного дела.

Теперь рассмотрим типичные ошибки из моей практики, которые я и мои коллеги выявляли в этом процессуальном документе и которые могут повлиять на дальнейшую судьбу уголовного дела.

Так, часто следователь забывает ставить в документе дату и время его вынесения (либо ставится неверно), неправильно определяет квалификацию деяния, выносит постановление от имени другого лица, что являются грубейшими нарушениями.

  • 1) Неверное указание времени вынесения постановления повлекло его отмену прокурором.

Источник: https://advokat-malov.ru/voprosyi-i-otvetyi/instrukcii/po-sudebnym-i-sledstvennym-oshibkam.html

Почему следователи смогут чаще закрывать уголовные дела

Могут ли поменять следователя в уголовном деле

Если о качестве работы следователя не будут судить по количеству дел, переданных в суд, ему станет проще закрывать дела, не имеющие судебной перспективы

Выступая на коллегии МВД, Владимир Путин в числе прочего предложил обсудить «предложение экспертов» считать успешно оконченными следователями и дознавателями не только те дела, что переданы в суд, но и те, которые прекращены на стадии следствия по нереабилитирующим основаниям.

Будучи одним из «экспертов», которые много лет говорят о необходимости этой меры, не могу не радоваться.

На первый взгляд может показаться, что перед нами обычная история: первое лицо демонстрирует глубокое знание отраслевых проблем и предлагает что-то узкое и техническое, чтобы все оценили глубину его заботы о нуждах очередных сталелитейщиков или доярок. Но в данном случае это не так.

Обсуждаемое предложение (а для его реализации достаточно внести поправки в ведомственные инструкции) далеко не такая мелочь, как кажется. Для начала следует разобраться, в чем его суть.

Главным показателем для всех правоохранительных органов является раскрываемость. О ней говорил в том же выступлении и президент, перепутав по ходу долю раскрытых (57%) и долю нераскрытых (43%) преступлений. Эта путаница, кстати, отдельно говорит о том, что показатель этот давно стал скорее фетишем, чем содержательной характеристикой.

За минувшую четверть века отказ от этого показателя декларировался более десяти раз, но во всех ведомственных актах он по-прежнему жив, меняются только названия. В целом это не самый ужасный показатель в системах оценки отечественной полиции, просто самый известный. На первый взгляд главное его преимущество — простота.

Доля раскрытых — это доля тех дел, где был найден злодей. Но на самом деле все сложно. Считать эту долю можно десятками разных способов, и в зависимости от того, какие правила вычисления доли этих самых раскрытых мы установим, будет существенно меняться поведение всей правоохранительной системы.

Вот об изменении этих правил и шла речь в выступлении президента.

Количество нераскрытых дел — это вещь более или менее понятная: это дела, по которым не был установлен подозреваемый и которые были приостановлены (есть такая юридическая процедура) в связи с этим.

Казалось бы, все просто: считаем долю приостановленных от всех возбужденных дел, получаем долю нераскрытых и дальше живем счастливо. Когда-то такая модель расчета использовалась, но у нее был существенный минус.

Следователи и дознаватели годами держали дела в производстве, не приостанавливая и не завершая, чтобы не ухудшать своих показателей. Значительная часть их сил уходила на имитацию следственной работы по этим делам, которая обозначала бы, что приостанавливать дело рано.

Поэтому от такой практики ушли, перейдя к оценке по доле дел, завершившихся установлением виновного. Дела, в которых не появился подозреваемый, так и оставались нераскрытыми, но теперь следователь не боялся официально объявлять их таковыми и приостанавливать.

Но уголовное дело, даже если в нем появился подозреваемый, может иметь несколько исходов. Самый частый — оно может быть направлено в суд. И по нынешней системе отчетности именно такие и только такие дела и пойдут «в зачет» следователю или дознавателю.

Однако, кроме того, следователь может прекратить дело по реабилитирующим основаниям, по сути, оправдав подозреваемого.

Такие дела рассматриваются ведомством как однозначный провал и ошибка следователя: ведь он сначала предъявил обвинение, а потом реабилитировал подозреваемого, по сути, необоснованно обвинил человека.

О том, насколько это правильно, разговор отдельный, но в результате таких «оправдательных» исходов доли процента. Однако кроме передачи в суд и реабилитации следователь имеет возможность прекратить дело по нереабилитирующим основаниям.

В российском уголовно-процессуальном законе, как почти и во всех современных юрисдикциях, предусмотрена возможность прекращения уголовного дела по нереабилитирующим основаниям — за примирением с потерпевшим или деятельным раскаянием (есть и другие опции, но эти главные).

Грубо говоря, предполагается, что если преступник возместил ущерб и сделал так, что у потерпевшего нет к нему претензий, то дело можно прекратить не доводя до суда, хотя у подозреваемого и останется запись «привлекался к уголовной ответственности».

Это вполне разумный механизм, который создает для преступника стимулы к тому, чтобы компенсировать причиненный вред, что по большому счету важнее, чем наказание от имени государства.

Конечно, в делах об убийстве «примириться» с родственниками убитого и уйти от наказания не получится: закон устанавливает ограничения на примирение для тяжких и особо тяжких преступлений, но для большинства провинностей такая опция есть.

Павел Лисицын / РИА Новости

Однако, как мы разобрались выше, следователю такой исход не нужен: он не улучшает его показатели. В результате следователь передает дело в суд. И дело уже в суде завершается примирением без собственно рассмотрения.

В первом полугодии 2017 года таких дел было 19,8% от всех рассмотренных судами. Понятно, что какая-то доля потерпевших/подозреваемых приходит к решению примириться уже в суде. Но эта доля невелика.

Обычно все уже понятно на стадии следствия, и следователь прямо говорит: в суде примиритесь и разойдетесь (и тут он в своем праве, прекращать или не прекращать дело, это его решение).

На стадии следствия же было прекращено лишь около 15%, причем в эти проценты входят и дела, которые нельзя было не прекратить в связи с истечением срока давности, в силу амнистий и изменений уголовного закона и т.д., то есть ситуации, когда у следователя не было выбора.

Получается, что суды рассматривают дела, разбирательство по которым не нужно никому. Возникает дополнительная нагрузка на суды: ведь дело все равно нужно зарегистрировать, уведомить стороны о времени и месте рассмотрения, провести хотя бы одно заседание, оформить решение.

Избыточно работает и прокуратура: ведь нужно получить обвинительное заключение или обвинительный акт, проверить дело, утвердить и направить в суд.

Следователь тоже готовит дело (может быть, и не так тщательно, понимая, что содержательно никто разбираться в нем не будет), соблюдая все основные формальности.

Наконец, ни потерпевшему, ни подозреваемому нет никакого дополнительного удовольствия от того, что они знакомятся с обвинительным заключением, а потом идут в суд. В общем, проблемы для всех, и только потому, что в ведомственном акте МВД неудачно сформулирован показатель, который определяет успешность работы следствия.

Таким образом, небольшой, незаметной мерой можно облегчить жизнь сотням тысяч людей ежегодно.

Понятно, что в этой ситуации могут возникнуть и негативные эффекты: у следователя появляются стимулы для того, чтобы давить на потерпевшего, склоняя его к примирению, ведь это облегчает его работу, давая такие же показатели, как и направление дела в суд.

Однако учитывая, что отечественная прокуратура склонна любую ситуацию, отличную от передачи дела в суд, изучать под микроскопом (одних только отказов в возбуждении уголовного дела отменяется почти четверть), этот риск не очень велик.

Источник: https://www.rbc.ru/newspaper/2018/03/05/5a97c3db9a794751b603c92e

Причины для отвода следователя в уголовном деле по законодательству РФ

Могут ли поменять следователя в уголовном деле

В ст. 67 УПК РФ представлены причины, по которым допускается отвод следователю по уголовному делу. На практике довольно часто в ходе расследования дела или судебного слушания раскрываются обстоятельства, которые потенциально могут повлиять на решение должностного лица, рассматривающего уголовный случай.

Причем каким именно образом это решение повлияет на исход дела (положительно или отрицательно), значения не имеет. Иначе говоря, в объективности такого решения у подсудимого могут возникнуть сомнения.

Для таких случаев Уголовно-процессуальным кодексом предусмотрена возможность замены следователя, то есть его отстранения от дела.

Многоканальная бесплатная горячая линияЮридические консультации по уголовному праву. Ежедневно с 9.00 до 21.00Москва и область: +7(499) 288-17-41Санкт-Петербург: +7(812) 317-60-13

Порядок отвода следователя описан в статьях 61, 62, 67 главы 8 УПК в новой редакции (ранее действовал УПК РСФСР в редакции от 29.12.2001, где содержался аналогичный порядок отвода).

В ст. 67 нового УПК сказано:

  1. Следователь может быть отстранён от дела по приказу руководствующего звена следственного комитета. В отношении дознавателя решение принимается прокурором.
  2. Во втором пункте указанной статьи говорится о том, что прошлое участие в предварительном следствии по конкретному делу не может становиться причиной для отстранения этого лица.

Однако на деле эти нормы реализуются нечасто, поскольку законодатель недостаточно чётко описал саму процедуру. В связи с этим часто возникают немалые проблемы.

В тексте УПК представлен перечень ситуаций, которые могут повлечь отстранение:

  1. Следователь фигурирует в деле в роли пострадавшего, заявителя или ответчика.
  2. Представитель власти состоит в родственных отношениях с пострадавшим гражданином, заявителем или ответчиком.
  3. В ситуациях, когда в результате продолжительного следствия или длительного судебного разбирательства следователь в рамках одного и того же дела назначается на иную должность или становится фигурантом другой категории. Например, переходит в категорию свидетелей, становится судьёй, адвокатом, экспертом и проч.
  4. Следователь (прокурор) или члены их семей имеют личный интерес в отношении исхода конкретного уголовного дела либо есть прочие неопровержимые доказательства беспристрастного ведения уголовного дела.

Последний пункт позволяет оперировать довольно вольными трактовками для заявления причины об отводе. Это объясняется тем, что невозможно в одном документе точно описать каждый случай, ранее встречавшийся в уголовной и судебной практике.

Последний пункт позволяет использовать право отвода в любой ситуации, не описанной в УПК.

Чаще всего четвертый пункт относится к случаям, при которых у контролирующего органа или пострадавшей стороны могут возникнуть сомнения в справедливости следователя и его незаинтересованности в конечном результате следствия. Например, если подозреваемый и должностное лицо ранее имели конфликт, либо имеет место личная неприязнь или же следователь является знакомым обвиняемого.

Особенности отвода

Чтобы заявление об отводе осталось удовлетворённым, в нём должны быть указаны верные и фактически точные сведения, которые прямо указывают на личный интерес следователя к исходу дела либо на его родственные связи с заинтересованными гражданами.

https://www.youtube.com/watch?v=Lu7U5TdtoYs

Версии о заинтересованности представителя власти, не подтверждённые вескими доводами, не могут подвергаться рассмотрению в качестве основания для отвода следователя по расследованию уголовного дела. Это также связано с тем, что обвиняемое лицо, совершившее противоправные действия, будет стараться подорвать доверие к следователю, чтобы его отвели от следствия.

В законодательстве намеренно усложнены правовые нормы, содержащие основания для отведения должностного лица. Благодаря этому исключается вероятность безосновательного отстранения следователя, который создаёт потенциальную угрозу изобличения и привлечения к ответственности преступного лица.

Это имеет большое значение для расследования правонарушений, связанных с коррупцией, много эпизодических криминальных дел, а также преступлений, в которых принимает участие большое число фигурантов.

Для обоснования отстранения следователя могут использоваться сведения о действиях самого должностного лица. Например, он озвучил подозреваемому лицу требование о признании в злодеянии, которое совершил другой человек, причём чиновник заведомо об этом знал.

Такие действия следователя должны подкрепляться объективными доказательствами:

  • диктофонными записями;
  • свидетельскими показаниями;
  • записью в протоколе и проч.

Вызывают интерес случаи, когда начальник следственного комитета, прокурор или судья признал неправомерность мероприятий, предпринятых следователем.

Из этого вытекает, что основанием отвода следователя по текущему уголовному делу будет являться неправомерность действий должностного лица.

Здесь следует разграничить такие понятия, как «преднамеренное нарушение законодательства» и «следственная ошибка».

Просчёты допускают даже профессионалы. Ошибка следователя исправляется действиями суда, прокурора или начальника следственного органа.

Однако только намеренное и жёсткое нарушение законодательства можно рассматривать как личную заинтересованность должностного лица в исходе дела.

При расследовании такого преступления могут усматриваться необъективные действия свидетеля, который основные сведения мог получить из материалов следственной проверки.

Следователь обязан сделать заявление о самоотводе, если он одновременно является очевидцем свершившегося преступления.

Порядок отвода

Отвод участников уголовного дела зависит от их процессуального положения и этапа рассмотрения процесса:

  1. Решение об отстранении прокурора до судебного процесса в рамках уголовного производства выносится вышестоящим прокурором, в течение судебного разбирательства – судьёй, разрешающим дело.
  2. Принятие участия прокурора в досудебном или судебном рассмотрении не может становиться преградой к последующему участию прокурора в деле (статья 66 УПК).
  3. Решение об отстранении следователя принимается начальником следственного органа, об отстранении дознавателя – прокурором.

Если перечисленные в законодательстве субъекты дела не приняли мер к добровольному отстранению, им заявляется отведение:

  • подозреваемыми, инкриминируемыми, их правозащитниками или законными представителями;
  • гособвинителем, пострадавшим лицом, заявителем или ответчиком, частным обвинителем или представителем ответчика (статья 62).

Результатом отстранения становится то, что все материалы, доказательная база, факты и сведения, полученные должностным сотрудником в ходе расследования, утрачивают свою правомерность, то есть становятся недействительными.

Условия ходатайства об отводе и порядок проведения указанной процедуры регулируются статьями 64-72 Уголовно-процессуального кодекса.

Составление заявления

Заявление об отводе должностного лица, занимающегося расследованием, составляется потерпевшим в свободной форме. Законодательством не установлен единый шаблон для такого рода обращений. Однако в тексте обязательно должны быть ссылки на нормативно-правовые акты.

В ходатайстве нужно указать следующие сведения:

  • Ф. И. О. руководителя следственного органа или прокурора;
  • наименование госучреждения или населённого пункта (если заявление подаётся прокурору);
  • Ф. И. О. того, кто подаёт ходатайство;
  • номер дела;
  • обоснование отвода;
  • приложения (документы, подтверждающие обстоятельства, на основании которых следователь должен быть отведён от дела);
  • дата, подпись заявителя.

Письменное ходатайство участников делопроизводства об отстранении следователя присоединяется к материалам дела.

Если заявление объявлено в устном виде, его заносят в протокол следственного действия. Ниже представлен образец, который можно взять за основу для написания заявления.

Образец

Руководителю (наименование следственного органа)

А. Н. Петрову

От адвоката К. П. Иванова

рег. №_____

В реестре адвокатов ___ области

Адрес для обращений:____

в защиту обвиняемого Л. Н. Михайлова

дело №_______

«___»__________ 2017 года

Заявление

Об отстранении следователя

В производстве имеется уголовное дело №_____, возбуждённое по ст. _______ УК РФ, на основании материалов ____________.

Обвинение предъявляется Л. Ю. Михайлову, который по версии следственного комитета ____________. В определённом законодательством порядке мною реализуется защита Л. Ю. Михайлова по указанному уголовному делу.

«___»______ 2017 года следователь (Ф. И. О.) начал исполнение условий статьи 217 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (знакомство с материалами преступления).

_____________ (должность, Ф. И. О.) не может быть допущен к расследованию указанного дела, поскольку (описать причины, по которым должностное лицо не может быть допущено к расследованию).

На основании представленных выше сведений и в соответствии со ст. 67 УПК РФ заявляю к отстранению ____________ (должность, Ф. И. О.).

Приложение (письменные доказательства сведений, на которые указывает лицо, подающее заявление):

Подпись                            «_____» _________ 20__ г.

Дальнейшее развитие событий

При удовлетворении заявления начальник следственного комитета или прокурор производит отстранение от дальнейшего расследования и назначают другую кандидатуру для ведения дела:

  • пункт первый части первой статьи 39;
  • пункт 14 второй части статьи 37.

Источник: https://ugolovnoe.com/pravo/delo/otvod-sledovatelyu

Selsovet-jurist
Добавить комментарий