Как становятся петухами на зоне

Новости в России и в мире — Newsland — информационно-дискуссионный портал. Новости, мнения, аналитика, публицистика

Как становятся петухами на зоне

Освободившийся из лагеря рассказал о нравах, царящих в российских «исправительных» учреждениях

Освободившийся заключенный рассказал о нравах российских «исправительных» учреждений

Одно дело, когда о беззаконии и садизме, царящих в Гулаге рассказывают с чужих слов правозащитники и совсем другое, когда своими впечатлениями о лагерной жизни делятся сами ее участники. Заметки совсем недавно вышедшего на волю заключенного, назвавшегося Сергеем публикует сайт «Тюремный консультант» правозащитной организации «Русь Сидящая»

У меня было 7 ходок, освободился в октябре (2017-го). Сидел во многих колониях. Лучшая – в Тульской области. Там человек не поймет вообще ничего – будет как у Христа за пазухой, все там есть. Худшая – ИК-3 строгого режима во Владимирской области. Я попал туда перед самым освобождением, и пробыл две недели в карантине.

Еще когда мы были в СИЗО-1 во Владимире мне один человек показал на трех парнишек, и сказал к ним подойти, потому что у них может быть интересующая меня информация о том месте, куда меня везут. Парнишки были оттуда (с ИК-3) . И вот я к ним – а они в сторону.

я опять к ним – они от меня. Я им: “Ну расскажите, как то, как это..” Они в ответ “Приедешь – сам узнаешь”. А человек, который мне на них показал, стоит посмеивается. Потом объяснил: “Им скоро туда возвращаться.

А если там узнают, что они тебе что-то рассказали, им там плохо будет”.

И вот нас привозят. Музыка играет какая-то симфоническая, все кругом чистенько, и все это настораживает человека, который не первый раз сидит, настораживает до гула в ушах. Такая чистота в таких местах напрягает. Вот нас обыскивают, и только мы переходим в штаб, начинаются крики: “Бегом!” Сотрудники надевают боксерские перчатки.

Били по ногам, в лоб – огромная шишка только недавно прошла. Когда потом узнали, что мне скоро освобождаться, спрашивали: “Что ты раньше не сказал, что тебе только две недели сидеть? Почему не сказал что ты “красный” (“красные” или на тюремном жаргоне “козлы” – заключенные работающие при администрации – ТК). “Так у вас тут всех лупят” – отвечаю. “Согласен, правда.

Но должен был сказать что освобождаешься скоро”.

Когда нас били, помню как один из этих наклонился ко мне и спросил: “Будешь насиловать того, кто с тобой приехал?” Я ответил “Нет” но думал, что шутит.

Он мне – раз по почкам! – и моему соседу: “Будешь ты его насиловать?” Слышу, сосед говорит: “Да”. Ну, думаю, все, приехали.

Вот нас побили еще потом подходит ко мне “козел” (активист работающий на администрацию учреждения) и сообщает: “Тебя будет насиловать Грибан. Кто такой этот Грибан, мы так и не узнали, хотя я потом у всех спрашивал.

Но скоро я понял, что все это не шутки. Двоих осужденных при нас с прогулки завели в коптерку. Один из них провинился в том, что сломал иголку когда пришивал себе нагрудный знак.

Другой забыл откинуть назад сиденье стула в актовом зале, когда с него встал.

Я одного из них знал, и он мне потом рассказал, что там было: их завели вдвоем, дали тянуть спички, вроде как жребий: кто кого насиловать будет. Вышли они оттуда в слезах. Оба.

Все эти две недели карантина мы занимались зарядкой и тренировались кричать, чтобы достаточно громко отзываться на перекличке. Вот называют они на перекличке фамилию: “Иванов!” Ты должен в ответ крикнуть “Иван Иванович!” причем так громко, как в последний раз.

И вот целый день занимаешься зарядкой или кричишь. Тренируешься. А зарядкой тоже не просто так занимаешься: вот нас пятеро было, надо было делать все синхронно, как караул на Красной площади.

Не справишься – тебя выведут, поставят на растяжку и начнут лупить по ногам, по гениталиям, по почкам.

Передвижение по колонии – как у “пожизненных” – лицом вниз. Если не понравилось как ты идешь – сразу по затылку. Курить нельзя. Зато ты должен был выучить все 14 фамилий имен отчеств и званий начальства колонии.

Весь карантин так было, все две недели: орали и прыгали. Там лишнее слово не скажешь в карантине. Завхоз предупредил: “Если я что-то узнаю, …а я узнаю….” Вот нас 5 человек сидели в карантине, и веры никому нет. Вопрос зададут – не знаешь, как к нему отнестись: как к провокации или как к вопросу от души.

Но мне рассказывали, что карантин – еще полбеды. Там есть такой Отряд номер 8 – “адаптационный” – все то же самое, только ты можешь пробыть там неделю, а можешь год – и все это время каждый день надо орать и прыгать.

В день освобождения этот завхоз подошел ко мне: “Есть синяки на ногах?” – “Давай посмотрим”, – отвечаю. Поднимаю штанину. Он смотрит. “Давай я тебе тональничком замажу”. Замазал.

Потом уходит, возвращается, и объявляет: “Ты сегодня не освобождаешься, давай обратно матрас, пришивай нагрудный знак, ты остаешься”. Я ему: “Как??” Ну пошли разбираться. Я потом понял, что специально он так сказал, чтобы я до начальства дошел.

Там сотрудники начали выяснять, есть ли родные, какие планы, чем думаю заниматься. И говорят: “Ты понимаешь, жаловаться лучше не стоит. Не стоит жаловаться в Москве”.

Сергей (имя изменено)

Источник: https://newsland.com/user/4297740009/content/ispoved-zakliuchennogo-dali-tianut-spichki-kto-kogo-nasilovat-budet/6060849

Петушок тюремный гребешок – МК

Как становятся петухами на зоне

Год Петуха в российских зонах отмечать не будут

На зоне большинство праздников заключенные отмечают как придется: вместо спиртного — чифирь, вместо закуски — “травка”, тайно присланная с воли. Не особо отличается от обычных тюремных застолий и встреча любимого всеми Нового года, разве что импровизированным шампанским — под бой курантов зэки поднимают чарки с мутной жидкостью, настоянной на хлебе. А затем ложатся спать.

Но год Петуха в российских зонах отмечать не будут. Ведь там это слово имеет совсем другой, обидный, даже неприличный смысл. “Петухов” в тюрьме по-прежнему не считают за людей. Более того, как удалось выяснить “МК”, в последнее время в иерархии заключенных произошли некоторые изменения. И попасть в число отверженных на зоне гораздо проще, чем раньше.

Что в рот, что по лбу

О касте “петухов” ходят разные байки. Многие представляют себе эдаких тюремных изгоев, которых зэки используют для черных работ и сексуальных услуг. Но на самом деле “петухи” имеют свою внутреннюю организацию и даже главаря. Который зачастую бывает более жестоким, чем обычный зэк.

“Петухами” становятся по разным причинам. Так, в зоне опускают осужденных по статье 131 УК (изнасилование). В эту же группу попадают растлители, развратники, половые извращенцы.

И гомосексуалисты — вне зависимости от того, какое преступление совершили. Но в последнее время все чаще в “петухи” попадают и из-за “косяков” — то есть за поступок, недостойный зэка.

К примеру, ни мужикам, ни блатным не положено делать ничего, связанного с сантехникой, — это работа исключительно для “петухов”.

— Есть целый свод правил поведения по отношению к “петухам”, — рассказал “МК” начальник одной из колоний. — Например, “порядочный” заключенный не должен брать вещь, если ее касался “петух”. У последних все свое: сигареты, чай, миски, кружки.

В курилке можно отдать “петуху” недокуренную сигарету, но уже брать у опущенного бычок нельзя ни в коем случае. В столовой у таких людей отдельные столы, в лагерной церкви особые скамейки, отдельные лавки и тазики в бане и тому подобное.

Если зэк случайно сел не за тот стол или взял не ту ложку, он сразу же попадает в “петушиную” касту. Поэтому у “петухов” в СИЗО есть особые камеры. Бывает, милиционеры сознательно сажают в такую камеру блатных, чтобы их сломать, поскольку порядочный зэк не может провести там ночь.

Даже если он не ел, не пил, не спал, он все равно окажется опущенным. Как только заключенный понимает, что оказался среди “петухов”, он идет на любые ухищрения, чтобы перевестись.

— Надо в зоне четко знать некоторые правила, — признается Сергей, отсидевший 9 лет за убийство. — Особенно новичкам.

Главное — при первом же появлении в зоне не соглашаться на “петушиную” работу, не брать в руки тряпку и швабру.

В столовой нужно следить, куда садятся товарищи по отряду и не торопиться занять свободный стол. Кстати, многие вещи, принадлежащие опущенным, помечаются красной краской.

Процесс “перевода” обычного зэка в “петухи” сейчас изменился. Раньше мужика просто насиловали и заставляли заниматься оральным сексом с кем-нибудь из блатных.

Но после нескольких несчастных случаев (когда опущенные откусывали чужое достоинство) ритуал стал проходить по-другому: “петуху” шлепают половым органом по лбу или губам. А бывает, что блатные просто постановляют объявить какого-то зэка “петухом”.

Дальше слух распространяется через тюремную почту, и зэку не смыть с себя клеймо.

Заключенный по имени Дана

— У нас на зоне все “петухи” делились на три группы, — продолжает Сергей. — Были так называемые “форшмаки”, которые выпадали из общей группы за какой-нибудь проступок. Например, поспал около параши…

А собственно “петухи” делали у нас на зоне всю черную работу — убирали, выносили мусор, драили очко. Были, правда, еще и так называемые “рабочие петухи”, или “кобылы”, служившие именно для удовлетворения сексуальных потребностей блатных.

Кстати, многие гомосексуалисты сразу признавались в своей ориентации и таким образом добровольно становились опущенными. Все эти “рабочие” носили женские прозвища, чаще всего переделанные из их настоящих имен. Леня становился Леной, Саша — Соней.

Такие “петушки” имели женские повадки, пользовались косметикой, духами, имели презервативы и старались выглядеть привлекательно.

В одной из зон нам удалось поговорить с несчастным, которого сделали “петухом”. Впрочем, наш собеседник утверждает, что сам сделал этот выбор. Сразу бросается в глаза нежное, чисто выбритое лицо с ярко наложенной специально перед нашим приездом косметикой. Вместо зэковской робы — простенький джемпер с рюшками и шерстяная, обтягивающая мужские бедра юбка, надетая поверх брюк.

— Все меня здесь называют только Даной, — признается парень, заискивающе и одновременно кокетливо опустив ресницы. — Когда-то, еще до зоны, я звалась Денисом. Но это было давно…

Я сюда за воровство попала, пять лет дали. А потом здесь же влюбилась. От Мишеля я сначала прятала свои чувства. Но это же невыносимо! Он обратил на меня внимание, только когда я наконец преобразилась в женщину.

Но “петухом” я себя ни в коем случае не считаю!

— А как к твоему перевоплощению относятся родные, близкие?

— На воле о моем втором “я” знает только одна подружка — она-то привозит мне тушь для ресниц, нижнее белье, юбки. Тяжело, конечно, здесь. О моем желании не спрашивают, вызывают — и все… За день иногда приходится обслуживать трех-четырех зэков. Но я все терплю — иначе изобьют, а мне синяки ни к чему. Впрочем, ко мне относятся более бережно, чем к другим.

— Например?

— Разрешили больше времени общаться с моим любимым, хотя здесь это и не положено. А вот на строгом режиме, где у заключенных длительные сроки, образуются целые семейные пары, и это вполне нормально. Двое мужиков живут вместе, делят обязанности, как в настоящей семье, только что детей не рожают.

“Петухи” на зоне живут отдельно от остальных — в отряде под последним номером. И даже во время поверки на плацу стоят отдельно.

— Большинство опущенных вступают в половые сношения не добровольно, — вздыхает Дана. — Их склоняют к этому угрозами, избиениями.

Порой они сопротивляются, просят оставить их в покое, но просьбы опущенного никого здесь не трогают. Во время изнасилования над ними еще и издеваются с особой изощренностью.

Опущенных насилуют ночью в отделении, в туалете, в бане. А если “петухи” все же отказываются — их бьют жестоко, минут по 40.

Петушиные бои

Своим обидчикам “петухи” мстят редко — они не могут поднять руку на мужчину.

— Но бывает, что не выдерживают и хватаются за нож, — рассказывает Дана. — Был, говорят, даже такой случай, когда один вогнал шило в блатного, изводившего его своими приставаниями! Этому “петуху” разбили башку табуреткой, но убивать не стали.

В любом “петушином” отряде обязательно есть лидер, который физически сильнее других. Он-то и держит в кулаке всех остальных. На зоне, где я сидела в прошлый раз, на Дальнем Востоке, это место занимал “петух” по кличке Кузя. В зоне он подмял под себя весь отряд. Чтобы добиться этого статуса, он буквально шел по трупам.

Как-то в “петушиный” отряд пришел один крутой, за что его опустили, я не знаю. Он Кузю избил и стал смотрящим. Но Кузя настучал на него так, что этого качка отправили на тюремный режим. С другим претендентом на пост главного “петуха” Кузя еще круче обошелся.

Среди блатных он пустил слух, будто его соперник украл вещи, а сам подбросил их сопернику. Блатные пришли, обнаружили пропажу и размозжили ему голову.

— Собираются ли в твоей зоне отмечать этот Новый год? — спросила я на прощание заключенную. — Ведь мало того, что будет год Петуха, так еще и синего?!

— Я новогоднюю ночь надеюсь провести со своим Мишелем. А потом, видимо, придется кроме своего желания исполнять и чужие. Всем “петухам” в эту ночь на зоне придется несладко, — вздыхает, теребя в руках косыночку, Дана. — Но пить “за петушиный год” никто не будет. Это уж точно.

Источник: https://www.mk.ru/editions/daily/article/2004/12/21/201665-petushok-tyuremnyiy-grebeshok.html

Как опускают в тюрьме – рассказ очевидца

Как становятся петухами на зоне
На тему тюрьма опущенные рассказы существует много лжи ифантазий. На самом деле о том, как опускают в тюрьме, знать всем, кто попадет взону, не нужно. Да,  время от времениприходится слышать о том, что парня опустили в тюрьме или что мужика опускают втюрьме.

Но подобное происходит настолько редко, что внимания не заслуживает.
Но поскольку без истории том, как именно и кого опускают втюрьме не обойтись, продолжу начатую тему, рассказав именно об этом.

Наиболее удачным игроком среди мужиков, был Коля – «Совок».

В своем кругу ему не было равных. Его соперники быстро «просекли» талант Совкаи перестали садиться с ним за карточный стол. К тому времени, он умудрилсянеплохо заработать на своих друзьях по несчастью. Большинство должников,расплачивались передачами от родственников.

Совок курил самые дорогие сигареты.В счет долга, его кредиторы ходили вместо него в наряды.

Совок по своей натуре был настоящим игроком. Такие не могутспокойно смотреть и не участвовать в игре. Блатные, с удовольствием приняли егов свой игровой круг. А ведь до этого точно такого же парня опустили в тюрьме,начав именно с «дружеской игры».

По началу, Совку очень везло. Он выиграл приличную сумму.Скорее всего, это было подстроено. Совок заглотил наживку, брошенную емуопытными шулерами. Следующая игра стала для него роковой. Блатные не играли навсякую ерунду. Кроме денег, в качестве средств платежа, использовалась водка инаркотики.

За несколько часов ночной игры, проходившей в каптерке,Совок проиграл огромную сумму денег. В игре верховодил известный авторитет «Локоть».Именно он определил недельный срок для возвращения карточного дога.Естественно, Совок не смог за неделю достать деньги. В этих вопросах, на зонене шутят. Ни какие отговорки не катят.

Через несколько дней, после окончания срока уплаты, и позоне пошел слух- парня опустили в тюрьме!!! – а точнее Совка «опустили». Обэтом узнала вся зона. Зеки сразу изменили к нему свое отношение. С нимперестали здороваться и садиться рядом за стол в столовой. Наиболее отъявленныйподонки, делали его жизнь еще ужасней.

На Совка выливали помои, ему ставилиподножки, плевали ему в спину.

От такого морального и физического пресса, может сломатьсялюбой. И так всегда – мужика опускают в тюрьме и он ломается, превращаясь или вчухана или кончая с собой, или становясь общей проституткой.

Но не это произошло с несчастливым игроком. Ночью, заточкой,он перерезал горло трем блатным, опустившим его. Той же заточкой, Совок вскрылсебе вены на обеих руках.  

В колонию приехала многочисленная комиссия из управленияисполнения наказаний. Нашли «крайних». Наказали. Уехали. Начальник колонииполучил служебное несоответствие. Кум отделался строгим выговором.

После этогослучая, работники колонии не давали возможности спокойно играть в карты, какэто было раньше. Теперь, игроков ожидало ПКТ (помещение камерного типа), кудана перевоспитание, направляли отъявленных нарушителей дисциплины.

А вот тех,кто мужика опускают в тюрьме, не тронули.

Так как тюрьмаопущенные рассказы без подробностей невозможны, расскажу о том, как опускают втюрьме:

1.       Вначале жертве самой предлагают отдаться.

2.       Если она отказывается, ее избивают.

3.       Побои могут даться неделями.

4.       Если и после этого жертва не ломается, еенасилуют. Причем делать это могут десятки человек. После чего тот, кого опустилив тюрьме, превращается в инвалида на всю жизнь. А иногда и умирает, так какопускать могут и черенком от лопаты, и даже бутылкой.

Потому не понимаю тех,кому интересны тюрьма опущенные рассказы, поскольку на самом деле они ужасны.

Шло время. Освободившийся, по истечению своего сроказаключения мой бригадир, любезно рекомендовал меня на свое место. Я сталбугром. Теперь дорога к условно-досрочному освобождению была открыта.

В одну из ночей, вся зона была построена на плацу. Там женаходились все офицеры. Начальник оперчасти объявил, что двое заключенных,несколько часов назад, совершили побег. На их поиски были брошены охранаколонии и местная милиция. Мы стояли на плацу, при морозе десять градусов, досамого утра. Приехавший на УАЗике начальник местной милиции, сообщил радостнуюдля всех весть. Бежавшие пойманы.

На том же плацу нас собрали после обеда. Двое, грязных,избитых беглеца стояли посредине плаца. Каждому оставалось отсидеть меньшегода. Что их толкнуло на побег, я так и не узнал. Одно было ясно, что онисущественно продлили свой срок. Начальник колонии долго разглагольствовал одоверии и порядочности. В завершение своей речи, он отправил двух беглецов вПКТ.

Позже, я узнал, что у одного из караульных солдат, в ту ночьбыло день рождение. Двое зеков, заметили, что дежуривший на вышке, инаблюдавший за «прострельным коридором» (запретная часть, расположенная междудвумя колючими заграждениями) спит. Наверное, именно это стало соблазномпобега. Говорили, что этому солдату, тоже «впаяли» несколько лет.

Помимо скучных однообразных будней, на зоне бывают приятныемоменты. Это свидания с родными. Моя мама поселилась в гостинице городка, рядомс которым находилась колония. За хорошее поведение и потому что я былбригадиром, мне разрешили переночевать ночь в гостинице.

Той ночью, я ток и несмог заснуть. Близость свободы, от которой меня отделяли несколько месяцев,слишком остро ощущалась и давила на мозги. Утром, к разводу, я вернулся в общийстрой заключенных.

Через несколько недель, я узнал неприятную для себя новость.

Мой благодетель и гарант спокойствия «Треф», был переведен на другую зону.Такими переводами, администрация колонии пыталась ослабить власть блатных назоне. Может оно и правильно, но мне это было «не в масть». Я вспомнил обобиженном мною в первый вечер знакомства с Трефом – Упыре.

Я не забыл тотнедобрый взгляд, которым он меня одарил после нашего спарринга.

К сожалению, моим опасениям, суждено было сбыться. Уже наследующий день, после отъезда с нашей зоны Трефа, мое рабочее место посетилапредставительная делегация блатных во главе с упырем.

Они дали понять, чтопрописываться на зоне, ни когда не поздно. Я понял, что у меня предстоитвеселая ночь. Тяжесть моего положения осложнялось предстоящей комиссией подосрочному освобождению.

Если у меня будет хоть одно нарушение, «досрочник» неутвердят.

Решение пришло само собой. Я обмотал левую ногу курткойспецодежды, выпил стакан водки, и сильно ударил себя по ноге тяжелой трубой.Адская боль, пронзила мое тело. Двое зеков принесли меня в санчасть. Врач сразуопределил перелом ноги. Рентген подтвердил его диагноз. Я надолго обосновался втюремной «больничке». Здесь, достать меня блатным будет значительно труднее.

В тепличных условиях больнички (уж тут не можно забыть отом, как опускают в тюрьме) , я провалялся около месяца. За это время, на нашейзоне произошли разительные перемены. Новый начальник колонии, решил превратитьучреждение в «красную зону».

Это означало полное и беспрекословное подчинениезаключенными администрации. Началась настоящая мясорубка, в жерновах которойпострадали многие блатные, не приемлющие такого положения вещей. Среди нихоказался и упырь.

Во время беспорядков, он был смертельно ранен бойцомспецназа, вызванного для наведения порядка. Упырь скончался в соседней с моейпалатой.

Наконец-то наступил день заседания комиссии по досрочномуосвобождению. Несколько человек, долго изучали мое дело. У меня бешеноколотилось сердце. Председатель комиссии, протянул мне руку. Свобода. Наследующий день, со справкой об условно-досрочном освобождении, я вышел издверей КПП. Воздух свободы пьянил и дурманил. Единственной здравой мыслью, быложелание ни когда сюда не возвращаться.

Только в этом случае можно навсегда забыть и все ужасы зоныи тюрьма опущенные рассказы, о том, как парня опустили в тюрьме или о том, как  мужика опускают в тюрьме…

“,”author”:”Автор:Efrem2Efrem”,”date_published”:null,”lead_image_url”:”https://3.bp.blogspot.com/-MQpuh0F_YyU/TwRkO-gIb7I/AAAAAAAAB0o/XAzxf1pfpmA/s320/%2521%2521%2521.JPG”,”dek”:null,”next_page_url”:null,”url”:”https://efrem2efrem.blogspot.com/2012/01/blog-post.html”,”domain”:”efrem2efrem.blogspot.com”,”excerpt”:”Как опускают в тюрьме, парня опустили в тюрьме, тюрьма опущенные рассказы, мужика опускают в тюрьме.”,”word_count”:1163,”direction”:”ltr”,”total_pages”:1,”rendered_pages”:1}

Источник: https://efrem2efrem.blogspot.com/2012/01/blog-post.html

«Петушиная хата» и как в ней обитают опущенные петухи

Как становятся петухами на зоне

В касту «обиженных» и «опущенных» могут попасть по разным причинам: кто-то за то, что «заехал», например, по нехорошей статье. Это одна из самых частых и распространенных причин перевода в «опущенные». Кто-то «загремел» под нары по беспределу.

Например, угрозой «опускания» нередко пользуются сотрудники администрации, чтобы вынудить зэка к сотрудничеству, например, такому, чтобы стучал на своих сокамерников или заставляют таким образом взять на себя вину по каким-нибудь нераскрытым преступлениям, так называемым, «висякам».

Преступлениям, которые портят статистику раскрываемости МВД.

Если же зэк упирается рогами в пол и ни при каких условиях, ни при каком давлении, даже при физическом избиении, не соглашается брать на себя чужие преступления, уходит в жесткий отказ, то одна из эффективных мер воздействия — помещение такого арестанта в специальную «пресс-хату», где сидят прикормленные администрацией тюрьмы, так называемые, «ссученные», «суки». Это зэки, которые работают на администрацию и выполняют их приказы по давлению на кого-нибудь, для того чтобы «заморщить». За это они получают какие-то преференции, наркотики, алкоголь, из еды что-нибудь.

В «ссученной хате» начинают «морщить» отказника, прессуют его, а если он продолжает при этом упираться и, несмотря ни на что, идет в отказ по-прежнему, то в «пресс-хате» его могут «опустить». Это считается самой страшной мерой наказания и мерой оказания давления на порядочного зэка, подвергнуть сексуальному насилию.

Причём иногда это делается в очень грубой и изощренной форме. Имеются, например, такие случаи, когда «опущенным» выбивали передние зубы «доминушкой», чтобы он не кусал во время того как его насилуют в рот. Такой зэк становится «петухом». «Дыркой», как говорят сами арестанты.

И после этого у него уже нет обратного пути стать порядочным арестантам ни при каких условиях, даже если его «опустили» по беспределу в «пресс-хате», так называемые, «ссученные» зэки.

Может, в правильной хате, конечно, бедолагу «опущенного» по беспределу или по какой-нибудь ошибке не будут сильно «морщить» и не будут его использовать как «петуха».

Не будут, например, пробивать дырку в его посуде, но спать такой бедолага-зэк должен будет уже в «петушином углу» и не будет иметь право есть с нормальными людьми в камере за общим столом, пить с ними чай, чифир, ему нельзя будет участвовать в разборах, он не будет иметь право голоса, т. е. он как бы считается «законтаченный», «опущенный», но издеваться над ним не будут.

А есть, конечно, и те, кто попадает в касту «опущенных» просто по своей глупости. Например, начинают откровенничать, рассказывать, как орально доставлял удовольствие своей подружке, ну и в таком духе… о каких-нибудь случаях, которые считаются западло по тюремным меркам. Это тоже считается западло по блатным понятиям и не приветствуется в арестантской среде.

Вообще, тюремные законы суровы очень сильно. Может, они в чём-то справедливы, но, конечно, то, что они суровы, этого от них не отнять. И особенно они жестоки в отношении касты «опущенных». Для этой группы заключенных существует самое большое количество ограничений и запретов. В уголовном мире у них вообще нет никаких прав, у них есть только лишь одни обязанности.

В некоторых зонах нередко для такой категории заключенных, «опущенных», существуют даже специальные камеры. В них по разным причинам сотрудники тюрьмы собирают заключенных, попавших в самую низшую касту, и подвергающиеся унижениям со стороны сокамерников.

Попадают в «петушиную» камеру, например, те, кто выломился из хаты, не желая терпеть насилия, написал заявление с просьбой перевести его в другую камеру. Или тех, кто угрожал самоубийством, если насилие в отношении него не будет пресечено.

А, может, и так, что просто администрация старается изолировать эту группу заключенных от остальных, чтобы избежать всяких ненужных эксцессов, насилия. Но это, конечно, в самых таких тюрьмах, где нормальный «кум», где порядочные сотрудники.

Вот такая камера и называется «петушиная хата». Тюремная камера, где сидят только лишь одни «опущенные».

Как вы, наверное, понимаете для порядочного арестанта перевод в такую камеру является большим западло. Проведение даже времени в такой камере может грозить ему дальнейшим серьёзным разбором.

И если выяснится, что он в «петушиной хате» общался с «опущенными» или, что ещё хуже, ел с ними за одним столом, пользовался какими-то их вещами, например, кипятильником, столовыми приборами. Это означает, что он сам «законтачился» и сам теперь считается «опущенным», и не имеет право общаться с нормальными арестантами.

По ситуации такого могут просто «опустить» морально, не подвергая сексуальному насилию. Например, заставят перенести его вещи в «петушиный угол», а могут и даже по-настоящему «опустить», «проткнуть»,  сделать «дыркой».

Так что любой порядочный арестант, попав в такую камеру, не должен ни к чему прикасаться, не должен ни с кем общаться и стараться как можно скорее перевестись в другую камеру. Выламываться из такой хаты не считается западло, это наоборот поощряется.

Именно этим-то и пользуются сотрудники исправительного учреждения. Это ещё одна форма давление на арестанта помимо существующих «пресс-хат». Не хочешь сотрудничать, не хочешь писать чистосердечное признание, не хочешь вступать в актив, стучать на сокамерника, мы тебя закинем в «петушиную хату» и ты «законтачишься».

И попробуй потом докажи, что ты не имел там ни с кем контактов, ни с кем не общался, ни к чему не прикасался, вёл себя как порядочный арестант. Особенно на «малолетке» предъявы будут, «заморщат» пацаны. Они после «петуха», если тот не дай бог случайно прикоснулся к столу, чистят бритвочкой или стеклом. Такие жёсткие предрассудки.

Так что такая неприязнь к низшей касте среди зэков активно используется администрации тюрем для оказания давления. Это на руку именно самой администрации, а не зэка.

Существует даже такая гипотеза, что такое понятие, как «петух», как «опущенный», и все эти дела были специально навязаны, введены в тюремную систему, чтобы иметь возможность давить на непокорных зэков и угрожать им «опусканием» По крайней мере, до шестидесятых годов никаких упоминаний о такой категории заключенных нигде не было.

Так это или нет, но на практике это активно используется сотрудниками администрации. Кстати, в камерах, где сидят «опущенные», «петушиных хатах» нет какой-либо солидарности братьев по несчастью. Реалии таковы, что среди «опущенных» складывается еще более жестокое и еще более злая иерархия. Среди них появляются свои «опущенные», свои лидеры.

Всё как в обычных камерах, только порой намного жестче и злее. Такова уж природа человека. Ему, чтобы утвердиться, необходимо унижать и дискредитировать себе подобных. Так складывается во многих коллективах. Так было и так есть. И, как говорил в интервью один заключённый, эту систему никогда не сломать. Благодарю за внимание.

Источник: https://politika-v-rashke.ru/petushinaya-hata-i-kak-v-ney-obitayut-opushhennyie-petuhi/

Как опускают в тюрьме?

Как становятся петухами на зоне

«Опущенные» в тюрьме – это низшая иерархия заключённых.

И как только их не называют: «петухи», «гребни», «пинчи», «обиженные», «отверженные» и пр. Как их ни называй, а судьба и жизнь этих осуждённых просто ужасна.

О том, как опускают на зоне, пойдёт речь далее в статье.

Кто такие «петухи» на зоне?

По одной из версий, опущенные выделились в отдельную тюремную касту после реформы 1961 года, в ходе которой лагеря разделились по строгости режима содержания. В результате первоходочники стали жить на зоне отдельно от матёрых зеков и рецидивистов.

Первоходочники – это в основном молодые люди, малознакомые с тюремными устоями, но стремящиеся побеждать в конкурентной борьбе путём проявления агрессии, издевательств над физически более слабыми заключёнными. И если более опытные зэки вовремя не разъяснили им правила жизни в тюрьме, то со временем их пребывание там становится всё более диким.

Любой заключённый может попасть в касту опущенных. Но некоторые категории попадают сюда автоматически или с большой вероятностью.

К таким категориям относятся:

  • Заключённые, попавшие на зону за изнасилование несовершеннолетних детей.
  • Люди, практиковавшие гомосексуальные связи на воле.
  • Близкие родственники сотрудников правоохранительных органов.

Справка: кроме «петухов» в сообществе заключённых существует каста «чертей». Общее между этими кастами то, что и те, и другие являются неприкасаемыми, однако черти для сексуальных утех не используются.

Почему опущенных называют петухами? Скорее всего, название произошло от слова «петушить», которым именовался процесс изнасилования.

За что опускают на зоне?

Петухами становятся совершенно по разным причинам. Чаще всего в зоне опускают осуждённых по ст. 131 УК (изнасилование). Сюда же попадают развратники, растлители и гомосексуалисты, независимо от того, какое преступление они совершили.

Но по статистике на 2020 год, в категорию опущенных всё чаще стали попадать заключённые из-за совершённых ими «косяков», недостойных звания зэка. Так, например, «порядочному» зэку не положено выполнять работу, связанную с сантехникой; этот вид деятельности — исключительно для петухов.

Кстати, вопреки стереотипному мнению, доля гомосексуалистов среди опущенных невысока. Большинство осуждённых становятся петухами за поступки, не имеющие отношения к сексуальной сфере.

Обычно опускают за различные нарушения правил тюремной жизни, такие как:

  • Неуплата карточного долга. За невозвращённые долги приходится платить в тюрьме кровью, а единственной возможностью сохранения жизни становится оказание секс-услуг.
  • Телесный контакт (но не сексуальный акт) с другим петухом. Инициатора такого контакта после жестоко наказывают (вплоть до убийства), а заключённый, с которым тот контактировал, переходит в разряд опущенных, причём навсегда. Доведенные до отчаяния петухи нередко пользуются этим, чтобы отомстить. Для опущения достаточно всего лишь провести ночь в петушатнике.
  • Стукачество.
  • Смазливая внешность; свойства, присущие женскому полу, например, жеманность, высокий голос.
  • Проявление слабости характера, неумение постоять за себя.
  • Кража имущества у других заключённых.
  • Опускание человека без серьёзного основания.

Опустить могут и по указу тюремной администрации с целью устранения неугодных осуждённых из тюремной жизни. Для этого чаще всего жертву запирают в петушатнике на всю ночь. После этого заключённый автоматически переходит в разряд петухов.

Правда, к таким обиженным отношение тюремного сообщества более-менее лояльное.

После 2000-ых наблюдается отказ от опускания посредством изнасилования. Это связано с тем, что стало уделяться большее внимание на защиту прав заключённых, вследствие чего усилился контроль над внутренним регламентом и укладом жизни в исправительных учреждениях.

Как живут петухи на зоне?

Жизнь опущенных на зоне тяжела, а порой и ужасна. Они живут в тюрьме отдельно, в так называемом петушатнике, где сидят такие же обиженные, пинчи, покеры). Это самая презираемая (причём всеми) категория зэков. Что они делают в тюрьме?

Занимаются опущенные в тюрьме самой грязной работой: подметают плац, локалки; моют бани, сортиры; чистят канализацию, выполняют работы на запретке; убирают и грузят мусор. Есть среди опущенных и такие, которые зарабатывают тем, что продают себя; их называют «обиженные рабочие».

Обычные зэки не должны брать продукты, которыми питаются петухи. Моются опущенные из отдельных умывальников. Они обязаны уступать дорогу другим заключённым.

С ними почти не разговаривают представители других каст. Общение с петухом для зэка может обернуться потерей авторитета.

Опущенные должны сообщать о своём статусе всем новичкам. Сокрытие подобной информации карается нанесением тяжёлых физических увечий. Для того чтобы петухов было проще идентифицировать, на их тела наносятся особые татуировки.

Их могут поселить возле туалета, под кроватью («под шконкой»), и только в крупных лагерях для них выделяют отдельные бараки, которые и называются петушатниками.

Обиженные пользуются отдельными предметами быта. В их посуде обычно проделывают дырки, чтобы никто случайно не перепутал «зашкваренные» ложки и тарелки с нормальными. В курилке петуху можно отдать недокуренную сигарету, но уже взять бычок с рук опущенного нельзя ни в коем случае.

В лагерной церкви им выделяются отдельные скамейки, лавки, а в бане — тазики. Если обычный зэк случайно сядет не за тот стол или возьмёт не ту ложку, он автоматически попадает в петушиную касту. Даже если он не ел, не пил из приборов, он всё равно будет признан опущенным.

Как только обычный заключённый оказывается среди касты петухов, он идёт на любые ухищрения, чтобы перевестись из обиженных в разряд «нормальных» зэков.

Справка: число ограничений и запретов для опущенных зависит от типа пенитенциарного учреждения. В колониях строгого режима отношение к ним более лояльное, а вот в колониях для несовершеннолетних царят самые дикие порядки.

Петухи на зоне: что сними делают?

Ранее, ещё до двухтысячных годов, основной обязанностью опущенных было сексуальное удовлетворение зэков, но сейчас это практикуется редко и то только на добровольных началах.

По нынешним тюремным правилам, нельзя «использовать» обиженного безвозмездно, не вручая ему подарка, поэтому многие петухи занимаются добровольной проституцией по материальным соображениям.

Избиение опущенных практикуется, только если они нарушают правила, по которым обязана жить их каста. Бить петуха руками нельзя, можно только ногами, что особенно унизительно.

Ритуал «перевода» обычного зэка в разряд петухов сейчас изменился. Раньше прокажённого зэка просто насиловали или заставляли заниматься оральным сексом с одним из блатных. Однако после того как произошло несколько несчастных случаев с откусыванием «чужого достоинства» процесс стал проходить по-иному: петуху шлёпают половым членом по лбу или губам.

Иногда блатные просто объявляют какого-то зэка петухом; слух об этом быстро распространяется по зоне, после чего зэку уже не смыть с себя клеймо.

Как не стать петухом в тюрьме?

Новичкам, впервые попавшим на зону, следует чётко знать некоторые правила. Ключевое из них – ни в коем случае не соглашаться на «петушиную» работу, не брать в руки швабру, тряпку.

В столовой нужно садится вместе с сотоварищами и не торопиться занять свободный стол. В некоторых колониях вещи, предметы, имеющие отношение к опущенным, помечаются красной краской.

Если заключённый не является гомосексуалистом и не осуждён по «петушиным» статьям, то опустить его могут только за злостные проступки.

Таким образом, чтобы избежать участи опущенных, зэк должен жить по правилам тюремной жизни, а именно:

  • Следить за своей речью.
  • Не раскрывать лишних подробностей личной сексуальной жизни, безосновательно никого не оскорблять.
  • Уметь постоять за себя и потребовать ответ с обидчика.
  • Иметь гордость.
  • Ограничить до минимума контакты с петухами.
  • Минимизировать контакты с петухами, в том числе не избивать и не насиловать.
  • Не воровать, не стучать ни на кого, не сотрудничать с администрацией.

Даже в тюрьме стоит оставаться человеком, там это ценят. Такое явление, как «опущенные в тюрьме» – это дикость, пережиток тяжёлого прошлого страны.

Однако несмотря на смягчение порядков в исправительных учреждениях, данная категория заключённых по-прежнему существует, и с этим фактом приходится мириться.

Источник: http://ugolovnyi-expert.com/kak-opuskayut-na-zone/

Selsovet-jurist
Добавить комментарий