Ипотечное агенство югры признало не провомерным постановку в программу

Недоступное жилье

Ипотечное агенство югры признало не провомерным постановку в программу

В Югре разворачивается скандал вокруг программы “Доступное жилье молодым”. Обещанные субсидии не выплачиваются, а у тех, кто все-таки успел их получить, власти пытаются изъять деньги обратно. Это часто сотни тысяч рублей на семью.

Люди не представляют, где им взять такие деньги, и протестуют против своего исключения из льготной программы. В воскресенье, 22 апреля, в семи городах региона прошли митинги и массовые пикеты.

В следующий раз люди угрожают перекрыть федеральную трассу Р- 404, соединяющую Тюмень и Ханты-Мансийск​.

​– Агитировать людей особо не надо, они сами идут. Наша цель – привлечь внимание властей, СМИ. Может быть, этот митинг не поможет, но тогда мы проведем еще один. Что-то же нужно делать, уже надоело.

Люди очень обижены и разозлены на местную власть. Они идиотами всех выставили и теперь ничего не делают.

Мы понимаем, что денег нет в округе, но кто-то же к этому привел? Пусть хотя бы вину свою признают, ​– говорит организатор митинга Ирина Кравцова.

Акция в Нижневартовске

​В 2005 году Думой ХМАО-Югры была принята программа по улучшению жилищных условий, в рамках которой жители региона смогут получить субсидии, купив квартиру в ипотеку, и таким образом вернуть себе часть потраченных денег.

Спустя пять лет выяснилось, что желающих получить субсидию очень много, а денег, как водится, не хватает. Тогда правительство региона ограничило участие в программе “Молодая семья” возрастной планкой – 36 лет.

Затем во всех документах неожиданно появилось требование о том, что участник программы должен проживать на территории округа на протяжении последних 15 лет.

Сегодня в очереди на субсидию стоит 25 тысяч человек, многие из них ждут обещанных выплат уже более 7 лет, вместо обещанного сотрудниками Ипотечного агентства Югры 3-летнего срока. В то же время исполнители программы неожиданно начали исключать из нее тех, кто уже успел вступить в ипотеку.

Эльвира Аглямова

Эльвира Аглямова в 2008 году с мужем и ребенком переехала в Ханты-Мансийский автономный округ из Башкортостана.

Два года Аглямовы снимали служебное жилье, а в 2010 году Ипотечное агентство Югры сообщило, что они подпадают под условия программы “Молодая семья”.

Участвуя в ней, можно было купить квартиру в ипотеку у банков-партнеров программы, а когда дойдет очередь – получить субсидии на каждого ребенка в размере стоимости 12 кв. м приобретаемого жилья.

– Мы все документы предоставили, дополнительно от нас ничего не требовали, хотя видели, что мы приехали из другого региона, – говорит Эльвира Аглямова. – На консультации я сказала, что у моего супруга оформлялся договор дарения на долю в квартире родителей.

Мы спросили, не будет ли доля в Башкирии помехой, на что нам ответили: “Нет, что вы, программа окружная и финансируется из бюджета округа для тех, кто фактически проживает в Югре”. В общем, красиво пели, зазывали в программу. В ноябре мы подали документы и нас уведомили о постановке на учет.

В мае 2011 года мы купили квартиру и сразу начали гасить ипотеку, все, как полагается. Начали получать компенсацию с процентной ставки.

В мае 2016 года в семье Аглямовых родился второй ребенок. Следуя порядку, предусмотренному программой, родители сразу приступили к переоформлению жилья, выделив долю новому члену семьи.

Уже в октябре семью уведомили о том, что до них дошла очередь на выплату субсидии, и попросили обновить пакет документов.

Процедура обновления преподнесла Аглямовым сюрприз: запрос в Росреестр показал, что глава семейства в детстве участвовал в приватизации и по сей день является владельцем доли в родительской квартире в Башкортостане.

Мы что, организованная преступная группировка?

– У нас не было умысла скрывать это.

Но 8 ноября мы получаем уведомление об отказе в предоставлении субсидии и уведомление о том, что мы исключены из программы, так как в момент постановки на учет мы представили недостоверные документы и обманули Ипотечное агентство, не указав собственность на территории РФ. И, мол, это является основанием для исключения из программы. То есть мы якобы не являлись нуждающимся.

Семью Аглямовых назвали мошенниками и прислали документ, в котором соглашение с Ипотечным агентством признавалось недействительным. Это подразумевает не только прекращение договорных отношений, но и возврат компенсации части процентной ставки. За семь лет эта сумма достигла 700 тысяч рублей – именно столько Эльвире и ее семье предстояло вернуть в течение 30 дней.

Теперь они хотят с нас выдрать всё, что выплачивали на протяжении семи лет, за 30 дней

– Иск пришел от Департамента строительства, они являются ординаторами программы, а Ипотечное агентство уполномочено на ее реализацию, – уточняет Эльвира. – Сидят они на одном адресе, Студенческая, 29, наверное, в одном кабинете даже. Я подала иск на Ипотечное агентство о восстановлении в программе.

Когда мы получали уведомление о том, что нас снимают с программы, девушка-специалист нас предупредила: “Вы даже не старайтесь, не тратьте время и деньги на адвокатов, суды все на нашей стороне и выносят решения в пользу Ипотечного агентства. Это деньги правительства. Хоть что делайте, вам все равно придется возвращать”.

Теперь они хотят с нас выдрать всё, что выплачивали на протяжении семи лет, за 30 дней. Это что за бизнес такой, что за круговорот денег? Люди говорят, что около 200 семей в такой же ситуации, как у нас. Было бы 5–6 семей, можно было говорить о мошенничестве и намеренном сокрытии информации, но не 200 же человек.

Мы что, организованная преступная группировка?

Списки очередников находятся в открытом доступе на сайте Ипотечного агентства Югры, однако узнать число выбывших из программы не так просто. Единственный источник информации – сами участники.

Семьи, так и не дождавшиеся субсидий и исключенные из программы, поддерживают связь и регулярно обмениваются информацией о ходе судебных разбирательств, стараясь помочь друг другу в борьбе за свои права.

Плакат с акции участников программы “Доступное жилье молодым”, г. Советский, 22.04.18

В ноября 2017 года в Когалыме состоялось судебное заседание по делу Аглямовых. Эльвира лично защищала свои интересы в суде и предсказуемо проиграла. Она обратилась с апелляцией в окружной суд, но заседание 20 марта завершилось так же.

– Мы пишем письма президенту, отправляли губернатору, в окружное и федеральное правительство, на имя президента, но ничего, только отписки. Сейчас направили письмо в Генпрокуратуру, очень ждем ответ.

Говорят, что на нас и наши письма очень злы в Ханты-Мансийске.

Наверное, сейчас в бюджете денег нет, не предусмотрели они на субсидии, и сейчас максимально большое количество людей выкидывают из этой программы, цепляются за все, что можно, – рассказывает Эльвира.

Жительницы Сургута Елене Носковой в декабре 2011 года сообщили о включении в программу. Ей дали срок в два года на приобретение квартиры.

В 2013 году мать-одиночка вместе с сыном переехала в Сургут, купила квартиру и заключила трехсторонне соглашение – все в установленном порядке.

А спустя два года Елену вызвали в суд: при подаче заявления сотрудники Ипотечного агентства неверно поделили квадратуру.

Елена Носкова

– Эти три года я пыталась забыть этот дурдом. Такой ситуации, как у меня, еще не встречали, – рассказывает Елена. – Юрист сразу же рассказал мне о том, что я незаконно участвую в программе, и они признают свою ошибку в том, что произвели расчет неправильно.

До того, как взять квартиру в ипотеку, я жила в трехкомнатной квартире в Нижневартовске. Нас было четыре дольщика: я, сестра, мама, папа. На основании этой квартиры рассматривалась нехватка квадратуры.

Как мне объяснили в Ипотечном агентстве, когда рождается ребенок, он прописывается на долю матери, на другие он не имеет права. Мы с сыном поделили мою долю, и получилось, что у нас 17 кв. м на двоих. Так они меня консультировали, когда я вступала в программу.

А юристка утверждала, что нужно было 68,4 кв. м поделить на пятерых, в том числе на сына.

На протяжении шести месяцев Елена отстаивала свое жилье в суде, сначала в Нижневартовске, затем в Сургуте и, наконец, в окружном суде в Ханты-Мансийске. Пятилетнего сына брала с собой на заседания, потратила большие деньги на юристов. Представители Ипотечного агентства каждый раз представляли новые методы расчета. В конце концов запутались даже судьи.

– Документы у меня принимала, как я поняла, юридически грамотная девушка, старший специалист. Говорю: неужели ваши специалисты такого уровня не могли поделить 68,4 на 5? Получается, вы нас обманным путем вовлекли в эту программу? На что мне ответили, что это “просто ошибка”. Но ведь я все честно предоставила.

Я бы поняла, если бы я в своем пакете документов что-то утаила, что-то не донесла, как у многих сейчас выявляют недвижимость по Российской Федерации. У меня была только та трехкомнатная квартира и все, с моей стороны все было честно, – объясняет Елена.

– На суд в Ханты-Мансийске я поехала с сыном, где они предоставили третью версию расчета. Тогда судья подняла юриста Ипотечного агентства и начала отчитывать. “Вы позорите наш Ханты-Мансийск. Мне стыдно, что вы приходите сюда и не можете подготовиться и предоставить расчет. У человека третий суд, на кону квартира.

Вы ее оставляете с ребенком на улице. Вас нужно всех увольнять”, – пересказывает Елена слова судьи.

Представляете мою реакцию, когда я открыла конверт? Час точно не могла разговаривать

В результате Ипотечному агентству отказали во всех требованиях, Елену оставили в покое в ожидании субсидии.

– Я так перепугалась, думала, нас оставят на улице. За те полгода, пока шли суды, мы с сыном влетели в такие долги, все уходило на юристов, плюс еще ипотека.

Но два месяца назад Елене снова прислали претензию от имени Ипотечного агентства. Она связывает это со своим письмом на имя губернатора, в котором жаловалась на длительность ожидания субсидии. Именно после этого исполнители программы вновь потребовали расторгнуть соглашение.

– Мне пришло уведомление из Ханты-Мансийска, и я уже подумала: “Господи, субсидия!” Я так обрадовалась, счастливая полетела на почту, в отделении со всеми разговариваю, настроение отличное. Думаю, неужели мои письма что-то расшевелили, помогли все-таки. Представляете мою реакцию, когда я открыла конверт? Час точно не могла разговаривать, – вспоминает Елена.

– Я ведь не прошу себя содержать, когда я работала, нам хватало спокойно. Сейчас кроме как “душиловки”, со стороны Ипотечного агентства, я ничего не видела. На новую претензию ничего не отвечала. Я просто жду и не понимаю, что делать. Как судиться, если я уже выиграла суд? Мне правда страшно. Каждый раз, когда я захожу в подъезд, сразу смотрю в почтовый ящик.

Если они подадут на меня в суд, мне даже с ними воевать не на что.

Нам намекнули, что развод лучше оформить за год до достижения возрастной планки

Молодые семьи Югры стараются остаться в очереди всеми возможными способами. Жительница Нефтеюганска Лилия Скрябина, как многие другие участники программы, готова даже на развод, чтобы достижение супругом возраста 36 лет не стало поводом для исключения.

– Нам намекнули, что развод лучше оформить за год до достижения возрастной планки, чтобы собрать все документы и решить вопрос с банком. Да, единственный вариант – это только развод, – говорит Лилия. – Мы надеемся, что на митинге нас хотя бы услышат, уже не ждем, что примут меры.

Мы уже обожглись: семьи, которые встали на учет в 2010–2011 годах, были просто обмануты чиновниками. Но можно предупредить то население, которое сейчас пытается в такие же ситуации влезть, в эти проценты и субсидии, которых они никогда не дождутся.

Донести до народа, что эти программы не работают.

Митинг в Нефтеюганске. Фото О.Васильевой

Директор Ипотечного агентства Евгений Чепель ситуацию, вообще, не комментирует.

18 апреля в преддверии протестных акций губернатор Югры Наталья Комарова провела личную встречу в режиме видеоконференции с некоторыми участниками программы из Нефтеюганска.

Встреча прошла в закрытом режиме, однако, по словам местных активистов, глава региона не сказала ничего обнадеживающего, а лишь обратилась к самим участникам: “Предлагайте варианты”.

У людей, однако, вариантов остается все меньше. Митинги не помогают, и в следующий раз пострадавшие участники программы угрожают перекрыть федеральную трассу Р-404, соединяющую Тюмень и Ханты-Мансийск​.

Источник: https://www.sibreal.org/a/29189548.html

Заложники господдержки. Как льготная ипотека может обернуться разорением

Ипотечное агенство югры признало не провомерным постановку в программу

В Ханты-Мансийском автономном округе – Югре почти два года подряд не стихают акции протеста: люди требуют у региональных властей выполнить обязательства по программе “Доступное жилье молодым”.

В Сургуте в декабре сотни человек выходили на одиночные пикеты, а на днях в соцсетях появилось обращение участников программы к губернатору ХМАО – в нем люди обещают “продолжить протестные акции”, если их не услышат.

Митинг в Сургуте

Программу “Доступное жилье молодым” с 2006 года ведёт региональное ипотечное агентство. По ее условиям молодые семьи с детьми могли рассчитывать на субсидию при покупке жилья и компенсацию части процентной ставки по ипотечному кредиту – поддержка, таким образом, составила бы примерно миллион рублей на семью.

Поэтому многие и решились вступить в ипотеку на условиях, которое им выдвигало агентство, хотя людям предлагалось купить далеко не самое дешевое жилье, а ставка по ипотечным кредитам в 2010–2013 годах достигала 14–15% годовых. По нынешним меркам это неоправданно много, однако люди верили: государство сдержит свои обещания.

Но все получилось не так.

Финансирование программы постепенно урезалось – с нескольких миллиардов до нескольких миллионов рублей в год. Условия потихоньку переписывались.

В итоге сотни семей, прождав по 7–8 лет, никаких компенсаций так и не получили и были исключены из программы “по возрасту”: если хотя бы одному из супругов исполняется 36 лет, из льготной категории “молодых” выбывает вся семья целиком.

Многие в качестве получателей субсидий оформляли детей, но выяснилось, что если родители “постарели”, выплаты и детям не положены. В сообществах ВК “Сургут для детей” и “Мы правы” подобных историй – десятки.

У других участников программы ипотечное агентство сейчас требует вернуть уже полученные компенсации – речь идет о суммах от 600 тыс. до 1,7 млн рублей. Когда семьи брали льготную ипотеку, нужно было подтвердить, что у них нет другого жилья в Югре.

Условия программы “по ходу дела” поменялись, и теперь в ней не могут участвовать и те, у кого есть любая недвижимость в любом регионе РФ. Так в “обманщики” и “мошенники” власти Югры записали более 500 семей.

Какая именно недвижимость была у “мошенников”, значения, как выясняется, не имеет.

Всего по тем или иным причинам из программы было исключено около 12 тыс. семей. Люди уверены: делается это “из экономии” – чтобы сократить заявленные изначально расходы.

12 декабря губернатор ХМАО Наталья Комарова провела видеоконференцию с участниками жилищных программ региона. “У меня эти программы вот уже где!” – эмоционально заявила глава Югры. А по существу дела сообщила, что требования о возврате компенсаций абсолютно законны. Что делать с “выбывшими по возрасту” – в правительстве подумают.

Югорчане заявляют: если в ближайшие дни выход из ситуации не будет найден, они объявят новую голодовку. Первая прошла в сентябре этого года.

Участница одиночного пикета в Сургуте. Декабрь-2019

Семья Ольги Хитренко сейчас живет в Тюмени: детям переезд из ХМАО был показан по состоянию здоровья. Ипотечное агентство Югры требует у семьи вернуть 654 тыс. рублей. Решение суда уже есть.

Супруги Хитренко купили квартиру в Югре по программе “Доступное жилье молодым” в 2010 году.

Не думала, что моя малая родина воткнет мне нож в спину

– Я не думала, что мне мой округ, в котором я всю жизнь жила и трудилась, вот так воткнет нож в спину, – говорит Ольга. – В жизни никогда бы в эту программу не вступила, если бы знала, что будет такая ситуация. И ни за что не потратила бы материнский капитал на эту ипотеку!

Когда Хитренко брали квартиру, у них потребовали справку об отсутствии жилья в ХМАО. Про другие регионы речи не было. Такое правило появилось позже, когда семья уже выплачивала ипотеку.

– А потом это самое “лишнее жилье” у нас вдруг обнаружилось, – рассказывает Ольга. – У мужа была выделена в 1990-х годах доля в квартире родителей, когда он еще был несовершеннолетним. Свекровь ее продала, переехала в другой город. Мы ничего с продажи не получили: это была ее квартира, а доля выделялась чисто формально. И я при сдаче документов даже не знала о ее существовании.

Ольга Хитренко

Вместе с другими активистами, объединившимися в инициативную группу, Ольга собирается добиваться справедливости всеми возможными способами. Говорит: другого выхода у нее нет.

– У нас двое детей. Работает только муж. Если сейчас по исполнительному листу у него будут отбирать 50% с зарплаты… А у нас ипотечный платеж 35 тысяч плюс квартплата. Мне даже детей кормить нечем будет!

С семьи Натальи Токаревой 750 тыс. рублей компенсации за квартиру в Когалыме уже взыскали. Семья постаралась собрать нужную сумму, чтобы не платить еще и исполнительный сбор приставам. Теперь Наталья помогает другим пострадавшим и надеется вернуть свои деньги.

Наталья Токарева

– У меня была квартира в старой хрущевке в Башкирии, ее купили родители, когда я была студенткой. Сейчас мы ее продали и с этих денег вернули компенсацию, – рассказывает она. – Платеж за квартиру в Когалыме вырос с 10 до 20 тысяч рублей, так как компенсации процентной ставки у нас больше нет.

https://www.youtube.com/watch?v=So1-zVWLDZc

Семья Натальи Токаревой, когда получила иск о возврате компенсации, подала в суд в Башкирии: Токаревы надеялись, что в “чужом” регионе суд окажется более объективным. И действительно: в первой инстанции дело выиграли. Однако Ипотечное агентство Югры смогло оспорить это решение в апелляционном суде.

– Первый суд учел все. И то, что до конца 2010 года в Югре действовало одно законодательство, написанное еще при Филипенко (прежний глава региона. – СР).

Тогда четко было прописано, что нуждаемость определяется по собственности в ХМАО, а изменения в программу были внесены уже намного позже, когда регион возглавила Наталья Комарова. Тогда и стали к нам применять новый порядок и делать запросы по России, – говорит Наталья Токарева.

– Но вы поймите: люди же не сами решали, какие справки им предоставлять. Все всё выполняли строго по требованиям ипотечного агентства.

Мы были уверены, что нас не обманут

“Несмотря на позицию судов, граждане уверены в своей невинности, потому что только мы знаем и помним, как и при каких условиях нас ставили на учет в программу! И более того, за это время мы стали юристами и изучили все документы, касаемо программы. Мы на практике убедились, что в России нет правосудия.

Мы и сами суды оказались заложниками страшного словосочетания “СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА”. Скромные попытки некоторых судей первой инстанции законным способом оправдать граждан и переломить практику, подавлялись вышестоящим судом. Мы уверены, что законодательная власть в свое время приложила руку к формированию такой практики.

Просто масштаба никто не мог предположить. Мы понимаем, что сейчас применяют к нам новые нормативно-правовые акты. Вы неоднократно говорили, что не можете остановить исполнительное производство, не можете остановить рассылку претензий и исков.

Но нас становится больше!” – из обращения жителей Югры губернатору региона (декабрь 2019 года).

Одиночный пикет в Сургуте

Наталья прекрасно помнит, как сдавала документы для вступления в программу. Говорит, ее тогда действительно насторожили некоторые моменты:

– Когда я пришла заполнять заявление, на бланке увидела строчки про другие субъекты РФ. Я возмутилась и просила дать мне бланк, который соответствует моей подпрограмме.

Но мне сказали, что бланк на все подпрограммы один и что в этом нет ничего страшного, поскольку он рассчитан и на тех, кто приобретает собственность в других регионах РФ, – рассказывает Наталья Токарева.

– Для меня это было странно, я еще раз объяснила, что у меня есть собственность в Башкирии. Но мне снова ответили, что их интересует жилье только в пределах округа. Муж тогда посоветовал мне довериться сотрудникам: “Они лучше знают, что и где писать”.

Нас заверили, что проведут все необходимые проверки и, если что-то окажется не так, нас известят. Через несколько дней нам выдали уведомления об участии в программе. Все, значит, было в порядке. Мы были уверены, что нас не обманут.

Участница пикета в Сургуте

Жительница Сургута Татьяна попросила не указывать ее фамилию: она многодетная мама и боится, что на нее могут начать давить через детей. Ипотечное агентство Югры требует у Татьяны вернуть 640 тысяч рублей. Таких денег у нее нет.

До чего довели людей, что они идут на голодовку! Не революционеры, не политики – обычные женщины, мамы

– У меня осталось еще 700 тысяч с лишним рублей ипотеки. И если раньше нам часть процентной ставки компенсировали, то теперь надо платить по 17 тысяч в месяц. Я вышла на работу полгода назад, работаю посменно. Это позволяет ездить с младшей дочерью на реабилитацию, у нее инвалидность.

На это уходит немало средств, плюс повседневная жизнь. Старший ребенок учится в университете в другом городе, это тоже расходы, – рассказывает Татьяна. – Когда мы купили квартиру, старались погасить кредит быстрее – вложили материнский капитал, потом детский капитал после рождения третьего ребенка и так далее.

Никто бы не стал брать ипотеку, зная, что в дальнейшем такая ситуация произойдет.

О том, что придется вернуть компенсацию, семья узнала в прошлом году, когда им отказали в выдаче субсидии на детей. Оказывается, специалисты ипотечного агентства нашли долю в доме, оставшуюся старшей дочери Татьяны от прабабушки, жившей в другом регионе.

– До чего они людей довели, что те идут на голодовку! Обычные мамы, обычные женщины! Не какие-то революционеры или политики, а обычные люди, – говорит Татьяна.

“Чистой воды обман”

После состоявшейся на днях видеоконференции Натальи Комаровой ипотечное агентство Югры выпустило пресс-релиз: правительство постарается помочь тем, кто выбыл из программы “по возрасту”. О тех, кто стал “жертвой господдержки” из-за того, что условия программы менялись задним числом, в правительственном заявлении нет ни слова.

– Мы считаем, что ситуация, в которой мы оказались, – или результат больших ошибок со стороны агентства, или же она была спланирована, а все действия агентства – чистой воды обман, – говорит Наталья Токарева.

– Это коммерческая организация, и ее цель – привлечь людей в программу любым способом и получить за это денежное вознаграждение по госконтрактам.

Если же это ошибки, то, получается, правительство Югры не хочет их признавать, а всю вину и ответственность перекладывает на нас.

Эта беда может коснуться и других

Ольга Хитренко тоже не верит в то, что обещания, данные сейчас руководителями округа, будут исполнены. Ведь и год назад они обещали разобраться с ситуацией. По ее мнению, показательны здесь слова Натальи Стребковой, уполномоченной по правам человека в Югре – она встала на сторону губернатора, а не пострадавших участников программы.

– Госпожа Стребкова, вместо того чтобы нам помогать, на всех рабочих группах пыталась людям доказать, что они сами виноваты. Даже сейчас, на последней видеоконференции, когда мы просили выплатить детям субсидию, раз им были выделены доли, Стребкова сказала, что нас никто не обязывал делать это, – говорит Ольга Хитренко.

Акция протеста в Сургуте

Югорчане считают: в будущем беда может коснуться и других участников программы “Доступное жилье молодым”. Ведь многие, прежде чем в нее вступить, продавали доли в квартирах, старые ветхие дома. По новым правилам это может быть расценено как намеренное ухудшение жилищных условий, а за пять лет до вступления в программу их “ухудшать” запрещено.

– Сейчас у этих людей не требуют вернуть компенсации: власти стараются не показывать на всю Россию, сколько людей обмануты в Югре. Но кто знает, что будет потом? – говорит Ольга Хитренко.

Региональные власти обещают 900 семьям, которые исключили из программы “по возрасту”, сделать положенные выплаты уже до конца этого года. Как быть тем, у кого обнаружилось “неучтенное” жилье и кто внезапно оказался “обманщиком государства”, ответа по-прежнему нет.

Чтобы донести свою позицию до властей, семьи-“мошенники” собираются начать голодовку 31 декабря. Югорчане будут требовать выплатить их детям материальную помощь, которую можно было бы пустить на возврат компенсаций.

Источник: https://www.sibreal.org/a/30326868.html

Selsovet-jurist
Добавить комментарий